Клумбы из плетней своими руками


Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками


Молодая Гвардия

      

   Спросите любого: солдата или школьника, рабочего или убеленного сединой ветерана Великой Отечественной: кто такой Матросов? И очень немногие затруднятся ответить на этот вопрос. Об этом легендарном человеке написаны книги и стихи, создан кинофильм, его имя носит прославленный в боях гвардейский мотострелковый полк, в списки которого навечно зачислен Матросов.
   Александр Матвеевич Матросов родился в 1924 году в городе Днепропетровске. Русский. Кто его родители - неизвестно.
   Рано остался сиротой. С 1935 года по февраль 1940 года воспитывался в Ивановском детском доме недалеко от города Ульяновска. В 1937 году стал пионером. За хорошее поведение и успехи в учебе избирался в детский совет дома.
   До ухода в армию около двух лет учился и работал в Уфимской трудовой колонии, отличался примерным поведением, успеваемостью, добросовестностью в работе, активно участвовал в художественной самодеятельности. Закончил семь классов.
   С началом войны Саша стал работать слесарем на мебельной фабрике, перестроившей производство на выполнение фронтовых заказов. План он перевыполнял, его имя не сходило с Доски почета. 15 марта 1942 года Сашу назначили помощником воспитателя - единственный в своем роде для воспитанника колонии случай.
   Матросов рвался на фронт, писал многочисленные заявления с просьбой взять добровольцем в армию. Естественно, ответ был однозначен - молод. Последняя инстанция - Нарком обороны. И Александр обратился к нему:
   
   "Дорогой товарищ Нарком!
   Пишет Вам простой рабочий из города Уфы. Шести лет я лишился родителей. Будь это в капиталистической стране, мне грозила бы голодная смерть. Но у нас, в Советском государстве, позаботились обо мне... За все это я очень благодарен Коммунистической партии и Советской власти, и сейчас, когда наша Родина в опасности, я хочу защищать ее с оружием в руках.
   Здесь, в Уфе, я трижды просился на фронт, и трижды мне было отказано в этом. А мне 17 лет. Я уже взрослый. Я больше принесу пользы на фронте, чем здесь.
   Убедительно прошу Вас поддержать мою просьбу - направить на фронт добровольцем, и желательно на Западный фронт, чтобы принять участие в обороне Москвы.
   27. 09. 1941 год. А. Матросов."
   
   И снова отказ... А в Кировском райвоенкомате Уфы сказали: "Ничего не поделаешь, придется подождать". В сентябре 1942 года Матросов, получив долгожданную повестку, с радостью показал ее ребятам: "Еду на фронт!"
   В день отъезда тепло попрощался с товарищами и воспитателями, взволновано заверил провожавших: "Ни в чем вас не подведу... не пожалею жизни, а свой долг выполню!"
   Но путь призывника лежал не на фронт, а в Краснохолмское военное пехотное училище в Оренбургской области. Саша стал курсантом четвертого взвода 5-ой роты. Не много потребовалось времени для того, чтобы понять: командиру нужны твердые знания и навыки, и он упорно постигал военную науку, был исполнителен, дисциплинирован, много читал. За короткое время стал отличным стрелком.
   В день 25- летия Великого Октября скрепил своей подписью слова военной присяги о том, что клянется защищать Родину "мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей крови и самой жизни для достижения полной победы над врагом".
   В том же месяце молодой воин вступил в комсомол. 30 ноября ему вручили комсомольский билет.
   18 января 1943 года обстановка потребовала срочной отправки на фронт половины всех курсантов. Его вновь "обошли". Но в конце концов командование уступило настойчивым просьбам.
   12 февраля эшелон, в котором ехал Матросов, прибыл на станцию Земцы в Калининской области, недалеко от города Нелидово. Пополнение направили в 91-ю отдельную стрелковую бригаду 22-й армии Калининского фронта, которая пока находилась в резерве.
   Жили в лесу в землянках, занимались боевой учебой, готовились к боям.
   Сашу определили автоматчиком во второй батальон во взвод лейтенанта Л. Королева. Вскоре его назначили агитатором и избрали групкомсоргом.
   Позднее - 254-й гвардейский стрелковый полк 56-й гвардейской стрелковой дивизии.
   
   Из лесов у станции Земцы бригада совершила многокилометровый марш на псковскую землю. Бойцы остановились в Большом Ломоватом бору. Отсюда им предстояло наступать на деревню Чернушки Локнянского района. освободить ее и, продвигаясь дальше, перерезать железнодорожную линию Насва - Локня.
   22 февраля накануне боя во втором батальоне состоялось комсомольское собрание. На нем выступил и Матросов. Призывая отметить наступающий День Красной Армии боевыми успехами, он сказал:
   - Я буду драться с фашистами, пока мои руки держат оружие, пока бьется мое сердце. Я клянусь, что буду драться с фашистами, как подобает комсомольцу, презирая смерть, во имя нашей Родины!
   Вечером в землянке при свете коптилки Саша написал письмо своей знакомой девушке - последнее в его жизни...
   Утром начался бой. В 11 часов 15 минут Матросов совершил свой подвиг. Агитатор политотдела бригады старший лейтенант Волков, видевший его, в тот день писал в донесении своему начальнику майору М. В. Ильященко: "...нахожусь во втором батальоне. Наступаем... В бою за д. Чернушки комсомолец Матросов... совершил героический поступок - закрыл амбразуру дзота своим телом, чем обеспечил продвижение наших стрелков вперед. Чернушки взяты. Наступление продолжается. Подробности доложу по возвращении".
   Помощник начальника политотдела по работе среди комсомольцев и молодежи капитан И. Г. Ноздрачев, получив комсомольский билет А. Матросова, написал на нем: "Лег на боевую точку противника и заглушил ее, проявив геройство". Товарищи с почестями похоронили героя у деревни Чернушки. Его тело позднее перенесли в город Великие Луки. Здесь установлен бронзовый памятник; работы скульптора Е. В. Вучетича.
   Всю страну тогда облетела весть о выдающемся подвиге гвардии рядового Александра Матросова. Девятнадцатилетний гвардеец стал любимым героем советских воинов, всей нашей молодежи.
   19 июня 1943 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении А. Матросову звания Героя Советского Союза "за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с германским фашизмом и проявленные при этом отвагу и геройство", а 8 сентября вышел приказ N 269 Народного комиссара обороны, который гласил:
   "...1. 254 гвардейскому стрелковому полку 56 гвардейской стрелковой дивизии присвоить наименование: 254 гвардейский стрелковый полк имени Александра Матросова.
   2. Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича Матросова зачислить навечно в списки 1-й роты 254 гвардейского полка имени Александра Матро- сова".
   В осенние дни во всех Вооруженных Силах, по всему фронту зачитывался этот приказ - в окопах и траншеях, землянках и блиндажах. Имя комсомольца-автоматчика стало для воинов примером воинской доблести и героизма.
   Деревня Чернушки - неприметная точка на фронтовой карте навсегда вошла в историю Великой Отечественной войны вместе с именем Александра Матросова.
   "В годы войны мне пришлось быть свидетелем героических поступков тысяч отважных бойцов,- писал бывший командующий Калининским фронтом Маршал Советского Союза А. И. Еременко.- Через мои руки прошло много наградных листов с подробными рассказами о подвигах солдат и офицеров. Но то, что совершил Александр Матросов, мне, как командованию бригады, корпуса, армии, показалось заслуживающим особого внимания.
   В главную минуту жизни в характере Матросова раскрылось все лучшее, что дали ему школа, комсомол, самый воздух Родины. Перед лицом смертельной опасности он, не колеблясь, принял решение, на какое может отважиться человек, для которого товарищи, советская земля дороже самой жизни.
   Юный герой проявил подлинное величие духа. И когда в мае 1943 года Военному совету Калининского фронта довелось составлять документ о представлении А. Матросова к правительственной награде, я, как командующий фронтом, с особым чувством поставил свою подпись под словами: "Достоин присвоения звания Героя Советского Союза..."
   Так какой же он был - Саша Матросов? Не тот, что увековечен в бронзе и мраморе памятников, в названиях улиц, школ, теплоходов, колхозов, а молодой, вовсе не богатырской стати рабочий парень, навсегда оставшийся девятнадцатилетним? Почитаем его немногочисленные письма, послушаем его боевых побратимов...
   
   Добрый день, многоуважаемая тетя Таня!
   Пишу письмо Вам из военно-пехотного училища. Наше училище находится в восьми-десяти километрах от города Чкалова.
   Прибыли мы в училище 2.10.42 года. Почему я не писал письма с первого дня прибытия? Потому что я не был принят. А как только меня зачислили в ряды курсантов, то я сразу приступил писать письмо. 5.10.42 г. начинаем учиться на средний командирский состав, т. е. на лейтенантов.
   Тетя Таня! Покамест писать нечего, да и некогда. Вот уже буду заниматься - пропишу Вам все подробно, а главное, про случаи, которые происходили со мной в дороге.
   Целую тебя, тетя Таня, как родную мать, за Вашу приветливость, крепко целую Ваших деток.
   Целую крепко Лиду. А ты, тетя Таня, после окончания срока, возьми ее к себе.
   Передай привет дяде Боре Четвер. Опалову напишу письмо и Тимоне".
   
   
  &n bsp;"Дорогой товарищ Опалов!
   Пишу Вам из района, где недавно были гитлеровцы. Вы и представить себе не можете, что натворили на русской земле эти гады... Я видел колодец, в который фашистами было сброшено 16 детей в возрасте до 12 лет. Я видел обгорелый каменный склад, где заживо сожгли 265 женщин, стариков и детей. Отступая, гитлировцы жгли все, что могло гореть, взрывали все, что поддавалось разрушению. Я читал в одной листовке приказ немецкого генерала, который разрешил своим солдатам уничтожать все, что является советским, не останавливаясь даже перед историческими памятниками. А на приказе пометка: "Одобренно Гитлером". Вот если бы удалось мне добраться до Берлина и поймать Гитлера, я ему отомстил бы за все это".
   
   
    "Дорогая Лида!
   Только что закончилось комсомольское собрание. Почистил автомат, покушал. Комбат говорил: "Отдыхайте лучше - завтра в бой!" Я не могу уснуть. В окопном блиндаже нас шесть человек, седьмой на посту. Пятеро уже спят, а я сижу возле печурки при свете "гасилки" и пишу это письмо. Завтра как встанем, передам его связному.
   Интересно знать, что-то ты поделываешь сейчас?
   У нас на фронте, как стемнеет немного, так ночь. А у вас в тылу - электрический свет! Поди, ложитесь спать часов в двенадцать.
   Я часто вспоминаю тебя, Лида. Много думаю о тебе. Вот и сейчас хочется поговорить с тобой обо всем, что чувствую, что переживаю... Да, Лида, и я видел, как умирали мои товарищи. А сегодня комбат рассказал случай, как погиб один генерал, погиб, стоя лицом на запад.
   Я люблю жизнь, хочу жить, но фронт такая штука, что вот живешь-живешь, и вдруг пуля или осколок ставит точку в конце твоей жизни. Но если суждено погибнуть, я хотел бы умереть так, как этот наш генерал: в бою и лицом на запад.
   Твой Сашок".
   
   А теперь слово тем, кто знал Сашу Матросова...
   "Саша прибыл к нам в детскую колонию весной,- рассказывает воспитательница Уфимской трудовой колонии Л. В. Корепанова.- Это был подвижный, русоволосый юноша с добрым открытым лицом, большими голубыми глазами. Быстро сдружившись с товарищами, Саша был определен на производство учеником слесаря. За работу взялся охотно и настойчиво. Впоследствии, особенно в годы войны, его фамилия не сходила с Доски почета. В то время наша фабрика выполняла заказы для армейских транспортных подразделений. Всю конскую сбрую сделали воспитанники. Затем плели маскировочные сети, делали снегоступы и спецукупорку.
   Позднее Саша был определен в специальную десятилетнюю школу. Конечно, не сразу Саша стал воспитанным и дисциплинированным. Как говорят: "Не сразу наливается спелым соком яблочко, не сразу закаляется сталь". Так было и с Сашей.
   Мне вспоминается много интересных случаев из его юношеской жизни. Как-то мне пришлось посетить класс, в котором учился Саша. На уроке географии шел опрос учащихся с показом на карте границ нашей Родины. Для ответа был вызван Иванов Юрий. Вышел он вразвалку, вид у него был неряшлив. Взял он указку, стал водить по карте, что-то шептал про себя, да так и не ответил.
   В это время, перевесившись через парту, поднял руку Саша Матросов и попросил разрешения ответить на заданный вопрос. Учительница пригласила его к карте. Четкой походкой подошел он к доске, взял указку и точно показал границы Советского Союза. Учительница поставила Саше отличную оценку. И тогда Саша пристыдил Иванова:
   - Эх ты! Живешь в своей Родине, а границ ее не знаешь! Стыдись!
   Затем он остановился около Иванова и по-дружески сказал ему:
   - Оставайся после уроков - помогу.
   1941 год. Война. Школьное здание взяли под госпиталь. Воспитатели ушли на фронт. Меня назначили старшей воспитательницей одного из корпусов. В числе других воспитанников был здесь и Саша Матросов.
   Нужно отметить, что простые, скромные люди - учителя, мастера и воспитатели - сумели привить этому юноше качества человека: любовь к Родине, честность, трудолюбие, товарищество и жгучую ненависть к врагам.
   Осенью 1942 года Сашу провожали в Краснохолмское военное пехотное училище. На последней, прощальной линейке Саша посмотрел на лес, на реку, на дом, ставший для него родным, обнялся с друзьями, простился со знакомой девушкой Лидой (из ленинградского этапа) и сказал:
   - Верьте мне, товарищи! Я выполню свой долг, а если потребуется, и отдам свою жизнь!
   С этими словами Саша вышел из нашей колонии".
   "...Я подружился с Сашей Матросовым в Уфе и никогда не забуду его...
   Нас было несколько друзей: Матросов, Орехов и я. И все как на подбор - Александры.
   Мы учились военному делу как следует, хорошо, а Саша Матросов лучше всех. У меня и других ребят случались затруднения. Глядь, вдет Саша.
   - Сегодня,- говорит,- трудная тема, и сразу не поймешь что к чему. Давайте посадим и вместе разберемся.
   И мы разбирались во всем, что надо. Все что непонятно, Саша объяснял. "А то тема трудная" - это говорил он нарочно, чтобы не задеть наше самолюбие.
   Потом мы пошли с батальоном на фронт. Это было в феврале. А февраль в том году, если вы помните, выдался теплый: днем таяло, а ночью прихватывал мороз. Мы шли... в валенках, а когда подмораживало - они становились как ледяные. Идти было, конечно, трудно. Тем более что все вооружение, продукты и всякий другой груз бойцы несли на себе.
   Сколько было на каждом бойце, столько и на Матросов. Но он не отставал. А когда видел, что отстает кто-нибудь, говорил:
   - Ну, давай я тебе помогу. Давай твой вещевой мешок... Подсобил одному идет к другому:
   - Давай автомат...
   А потом третьему поможет. С каждым пройдет рядом, скажет бодрое слово, пошутит - и, глядишь, у бойца на лице улыбка.
   В роте, с которой шел Матросов, не отставал ни один боец. Жизнь свою молодую - ему было 19 лет - Саша отдал за товарищество.
   А. Матвеев - гвардии рядовой".
   В Алма-Ате живет Тихон Иванович Корейской - убеленный сединами, худощавый, с добрыми глазами человек - бывший парторг 2-го батальона 91-й отдельной стрелковой бригады, участник памятного боя за деревню Чернушки. Тихон Иванович почти ежедневно получает письма. Особенно много - от воинов. И в каждом просьба рассказать об Александре Матросове.
   - Большое значение в становлении характера Александра Матросова,- начинает Тихон Иванович свой рассказ,- имела его жизнь в Ивановском детском доме, который находится недалеко от Ульяновска. Здесь все дышало дорогим именем Ильича. Рассказы воспитателей детского дома о жизни Володи Ульянова запали в душу Саши Матросова. Думается, в стремлении быть похожим на великого Ленина - истоки той любви к своей земле, к Родине, которая всегда отличала Александра.
   Александр был большим книголюбом. Как- то вечером, осматривая расположение части, парторг зашел в одну из землянок. Посреди нее у печурки сидели три солдата. Один из них строгал лучины из сухих дров, другой зажигал их, а третий читал вслух книгу. Землянка была полна солдатами, но тишина стояла необыкновенная. Тихон Иванович узнал в чтеце Матросова. Он читал "Как закалялась сталь" Николая Островского.
   - Однажды на марше,- продолжает рассказ ветеран,- батальон проходил через одну из деревень, дотла сожженную фашистами. Навстречу нам вышли оставшиеся в живых старики, женщины и дети. У одной из женщин, истощенной до предела, на руках была девочка лет одиннадцати - тринадцати, которая уже не могла стоять на ногах. Смотрите, что с нами сделали ироды,- сказала женщина.- Они спалили нашу деревню, многих расстреляли, угнали в рабство. А мы умираем с голоду..."
   Матросов сначала снял шапку, а затем поднял полы шинели и подошел к бойцам. Те сразу поняли его, стали бросать кто что мог из своего неприкосновенного запаса - плитки концентратов, сухари, сахар. Через несколько минут полы шинели были полны продуктов, и Саша молча отдал их жителям деревни.
   Все это - и книга Николая Островского, и виденное им на пути к передовой - не могло не задеть чуткого сердца Александра. С каждым новым километром по растерзанной земле, с каждой новой встречей с измученными советскими людьми он становился все молчаливее. Чувствовалось, что в душе его накапливались гнев и ненависть. И они нашли выход в бою под деревней Чернушки.
   22 февраля 1943 года батальон расположился в большом бору, где до вечера проводилась тщательная проверка готовности бойцов к предстоящему бою. Затем под покровом темноты в колонне по одному двинулись к переднему краю. Вдруг в темноте справа, слева и впереди взвилось несколько ракет. Стало светло как днем. Противник открыл огонь ураганной силы. Батальон оказался рассеченным на две части, погиб командир батальона Афанасьев. Пришлось занять круговую оборону, которой руководил командир роты капитан Канделинский. Вскоре он получил ранение. Командование принял на себя Тихон Иванович. Рвались снаряды, мины, пулеметный огонь из дзотов не давал поднять головы. Поступил приказ: штурмовать огневые точки противника небольшими группами. В одну из них вошел и Александр Матросов.
   - Вскоре группы начали штурм дзотов,- продолжал Корейской.- Огонь фашистов усилился. Штурмовая группа основного направления несла большие потери. До дзота удалось доползти только Матросову. Находясь в метрах 20-25 от огневой точки, он бросил одну за другой две связки гранат в сторону амбразуры, дал очередь из автомата.
   На какое-то время гитлеровцы прекратили огонь. Матросов, поднявшись, крикнул: "Вперед!" Поднялся и весь батальон. Но вражеский дзот вновь ожил. Тогда Саша, подкравшись к амбразуре, метнул последнюю связку. Противник вновь затих, но лишь на считанные мгновения. И тогда Матросов, поднявшись во весь рост, рванулся вперед, всем телом лег на вражескую амбразуру... Так был совершен шаг в бессмертие.
   "Герой Советского Союза гвардии рядовой Александр Матросов служил в роте автоматчиков, где я командовал взводом,- писал во фронтовой газете гвардии лейтенант Л. Королев.- Много на нашей земле удальцов, но таких, как Александр Матросов, я еще не встречал. Бесстрашный, ловкий, всегда веселый и бодрый, он был душой роты. Такие вот первыми поднимаются в атаку и выполняют самые трудные задания. Помню, на марше стал я отбирать лучших бойцов в роту автоматчиков. Подхожу я одной группе пехотинцев и спрашиваю:
   - Ну, кто в автоматчики?
   Смотрю поднимает руку боец небольшого роста, крепкий, ладный. Юношеское лицо, задорно блестят голубые глаза. Этот, думаю, не подведет. Спрашиваю:
   - Как фамилия?
   - Александр Матросов,- четко и весело отвечает боец. Вслед за ним попросились в автоматчики еще несколько крепышей. Я им говорю:
   - Вы знаете, что такое автоматчик? Это лучший, специально отобранный боец. Мы с вами будем выполнять самые сложные и опасные задания: прорываться в тыл врага, врываться на танках на его позиции. От своих автоматчиков я требую беззаветной храбрости, боевого мастерства и презрения к смерти.
   - Ничего, товарищ командир,- ответил за всех Александр Матросов,- мы оправдаем ваше доверие.
   Александр Матросов и его товарищи сразу составили мой боевой актив, железное ядро роты. И среди них Матросов был самым расторопным и боевым.
   На привале захожу в один покинутый хозяевами дом. Холодно, неуютно, печь развалилась. Автоматчики после тяжелого перехода лежат, прижавшись друг к другу. Устали.
   - Брр... холодно...- говорит кто-то из бойцов.
   - Поправьте,- советую,- печь - и будет тепло. Первым вскочил Саша Матросов.
   - Давайте, давайте, ребята,- торопил он товарищей и взялся за кирпичи.
   Энергия Матросова расшевелила всех. Через несколько минут печь была поправлена, принесли дрова, весело затрещал огонь. Автоматчики обогрелись и хорошо отдохнули.
   Очень скоро Александр Матросов как хороший, дисциплинированный боец стал известен всему батальону. С утра до начала боя за деревню Чернушки я не видел Сашу, но в момент самого боя он появился у меня во взводе, и я был свидетелем его бессмертного подвига.
   В бой мы вступили прямо с марша. Пройдя лес, рота автоматчиков и другие подразделения батальона вышли на опушку. Перед нами расстилалась лощина, кое-где поросшая кустарником.
   Как только на опушке показались первые бойцы, немцы открыли сильный огонь из пулеметов. Разведка установила, что на участке батальона - три дзота. Они прикрывали подступы к Чернушкам перекрестным огнем. Особенно назойливым был фланкирующий огонь двух дзотов.
   Командир батальона приказал мне блокировать один дзот противника. Выделив штурмовую, группу, в которую вошли автоматчики, бронебойщики и пулеметчики, я приказал начать атаку дзота. Нам удалось подползти к нему на 50 метров. Открыв по амбразуре сильный огонь, автоматчики атаковали дзот. Через несколько минут с этим было покончено. Второй дзот уничтожили бронебойщики. Но батальон не мог подняться в атаку. Третий дзот злобно обстреливал лощину, как только бойцы пытались пересечь ее.
   В этот момент и появился у нас Саша Матросов. Он принес мне приказ: "Блокировать второй дзот, выслать к командиру батальона связного".
   Подаю команду "Встать!". Но пулемет врага открывает огонь, и мы вынуждены продвигаться ползком. Немецкий пулеметчик обстреливает кусты разрывными пулями. Мы слышим, как они взрываются, ударяясь о сучья. Справа от меня мой ординарец. Саша энергично продвигается вперед, и когда он останавливается, то бьет короткими очередями по немцам.
   Пока мы ползли кустарником, немецкий пулемет не причинял нам большого вреда. Но вот кусты кончились, до дзота не больше 50 метров, но это чистое, покрытое глубоким снегом поле, каждый клочок которого под обстрелом. Почувствовав угрозу, немцы вели в этом направлении особенно яростный огонь.
   Я приказал дать огонь из автоматов. Но боеприпасы были уже на исходе, не все автоматчики успели перезарядить диски, и наш огонь был недостаточно эффективным. А немцы в дзоте, словно торжествуя, все усиливали огонь, и не было никакой возможности подняться на этот проклятый дзот.
   Наступил критический момент. Прошло уже немало времени, а деревня Чернушки еще оставалась в руках врага. Неужели пропадут усилия бойцов и бой примет затяжной, изматывающий характер? В этот момент нужен был беззаветно смелый рывок вперед, нужна была русская удаль, презирающая опасность и смерть, нужен был подвиг.
   Я решил начать атаку, несмотря ни на что. Но Саша Матросов опередил меня. Только я приподнялся и хотел подать команду, как увидел, что он ползет к дзоту, стараясь подобраться к амбразуре с фланга. Затаив дыхание мы смотрели на Сашу. Вот он поднялся и с колена бросил две гранаты. Они разорвались у дзота, но немецкий пулемет продолжал вести огонь. Матросов дал длинную очередь из автомата. Пулемет врага замолчал, но лишь на несколько секунд. Потом вновь засверкали вспышки выстрелов.
   Тут мы увидели, что Саша поднялся и бежит я дзоту. Сначала мы не сообразили, что он хочет сделать. А он подбежал к дзоту и упал на амбразуру. Пулемет захлебнулся кровью героя и смолк.
   Мне не нужно было подавать команды. Бойцы, лежавшие впереди, услышали, как Саша, падая на амбразуру, крикнул: "Вперед!" И весь взвод, как один человек, поднялся и бросился к дзоту. Первым подбежал к входу сержант Кузнецов. За ним вбежали бойцы его отделения. Безмолвная схватка в дзоте продолжалась не больше минуты. Когда я вошел туда, там валялись среди гильз и пустых лент шесть мертвых немецких солдат и два пулемета.
   А там, перед амбразурой, на снегу, покрытом копотью и кровью, лежал Саша Матросов. Последняя пулеметная оче- редь оборвала его молодую жизнь. Он был мертв, но батальон уже перешел лощину и ворвался в деревню Чернушки. Приказ был выполнен. Саша Матросов пожертвовал собой, чтобы проложить батальону путь к победе".
   ".. .Мне пришлось участвовать в бою под деревней Чернушки, у которой совершил подвиг и погиб Александр. Матросов. Хочу вспомнить тот знаменитый бой потому, что некоторые молодые люди, а порой и бывалые фронтовики, говорят, будто Матросов зря пожертвовал собой. Такие товарищи думают, что дзот можно было подавить артиллерией.
   Я как раз и служил в первой батарее 91-й артиллерийской бригады наводчиком орудия. Поздно вечером 22 февраля 1943 года наш дивизион занял огневые позиции с задачей поддержать утром наступление пехоты на Чернушки. При оборудовании позиции выяснилось, что нам мешает впереди стоящая сосна. Ее нужно было свалить. Задачу возложили на подносчика снарядов моего орудия Сашу Немова из города Зарайска и москвича Уварова. Они спилили дерево и тут же были обстреляны немецким пулеметным огнем из того вражеского проклятого дзота. Саша Немов погиб.
   Утром мы провели артиллерийскую подготовку по деревне. После нее в атаку пошла пехота. И сразу вынуждена была залечь. Сильный пулеметный огонь из дзота прижал наших бойцов к земле. Нам приказали выкатить орудие на прямую наводку я уничтожить дзот. Но это оказалась трудным делом. На поле лежал глубокий снег. Все же мы на руках перетащили пушку через кусты и выкатили ее на пригорок, с которого можно было расстрелять фашистскую огневую точку. Враг заметил наш маневр и открыл огонь из танка. Застрочил пулемет. Прямым попаданием снаряда пушка была разбита. Почти весь расчет вышел из строя. Выкатили второе орудие - враг накрыл и его. Мы поползли за третьим и в это время увидели, как наша па- хота поднялась и двинулась к деревне.
   Что произошло, мы не понимали, но только фашистский пулемет не стрелял. Через несколько минут командиры нам сообщили, что какой-то автоматчик бросился на пулемет и закрыл амбразуру своим телом. Все были поражены подвигом отважного воина. Скольким пехотинцам и артиллеристам он спас жизнь!
   Потом мы узнали имя героя - им был Александр Матросов. Слава ему!
   А. Артемьев - слесарь".
   Таков был Александр Матросов...
   Полк, в рядах которого сражался и совершил подвиг гвардеец, существует и поныне.
   После войны в части много раз обновлялся личный состав. Бессменно в строю остается лишь гвардии рядовой Александр Матросов. С памятного февральского утра 1943 года прошло пять десятилетий. Но здесь все напоминает о нем. Полк носит его имя. В казарме стоит койка Матросова. Над нею, у изголовья, портрет и надпись на нем: "Ты вечно с нами, наш боевой друг".
   Роты идут на занятия. Матросов шагает вместе с ними. Взвиваются ввысь молодые голоса:
   
   Мы идем с победной песней,
   Шаг чеканя строевой, строевой! Эх!
   И Матросов с нами вместе,
   Легендарный рядовой...
   
   На любых занятиях гвардейцы всегда равняются на Героя. "Служить Родине, как Матросов!" - вот их закон. Вечерняя поверка - самые торжественные минуты в роте, в списки которой навечно зачислен Герой. Старшина первым называет его имя.
   Правофланговый четко отвечает:
   - Герой Советского Союза гвардии рядовой Александр Матросов пал смертью храбрых в бою за свободу и независимость нашей Родины!
   В полковом музее боевой славы в центре - бюст Матросова - подарок военных художников Студии имени Гре- кова, помещены документы, фотоснимки, рисунки, письма, рассказывающие о бессмертном подвиге гвардейца, о любви к нему советского народа. Здесь же материал о тех воинах, кто, следуя Матросову, совершили такой же подвиг.
   Со всех концов страны приходят в полк письма. Пишут из Вьетнама, Чехословакии, Польши Болгарии... Во всех письмах говорится об одном: подвиг Александра Матросова вдохновляет людей на героические дела.
   Гвардейцы свято чтут память героя, гордятся службой в прославленном полку. Они стараются быть достойными его в учебе и жизни. Всю свою молодую энергию солдаты и сержанты отдают тому, чтобы учиться стрелять без промаху, умело строить инженерные сооружения, смело и сноровисто действовать на тактических учениях. Они закаляются физически, готовятся к перенесению любых трудностей, образцово соблюдают дисциплину и уставные требования. Учиться на "хорошо" в этом полку считается недостаточным - только на "отлично".
   Однажды посетили полк военные моряки. Они ознакомились с жизнью и учебой матросовцев, осмотрели музей боевой славы. Им понравилось отношение воинов к памяти Героя, к выполнению воинского долга. В книге отзывов появилась запись: "Мы гордимся вашими успехами, дорогие братья! Приложим все усилия в учебе и службе, чтобы и наш корабль стал лучшим на флоте, как ваш полк... И если империалисты посмеют нарушить мирный труд нашего народа, мы вместе с вами встанем на защиту любимой Родины.
   
   Ваятель воплотил в металле
   Его бросок на вражеский дзот.
   И вечный бой на пьедестале.
   Герой неистовый ведет.
   Живым венком разноголосым
   Вокруг теснятся малыши.
   Спасая полк, и их Матросов
   Прикрыл, огнем своей души...
   
   
  &nbs p;
   
   

   Два сообщения, почти одновременно появившиеся в 1941 году в двух центральных газетах:
   "В стычке с врагом погиб младший политрук Александр Панкратов. Своим телом он накрыл вражеский пулемет, из которого немецкий офицер начал было обстреливать наш отряд, вооруженный одними винтовками. Бойцы жестоко отомстили фашистам за смерть политрука",- писала 20 ноября "Правда".
   А на следующий день "Комсомольская правда" опубликовала письмо фронтовика, тоже с Северо- Западного фронта: "...вот уже до вражеской огневой точки осталось не более двух десятков метров. Сосновский вскакивает с земли, бешеным броском вырывается вперед, прямо на пулемет. Ухватившись за ствол, он с силой прижимает его книзу и своим телом заслоняет амбразуру".
   К сожалению, из двух сообщений невозможно было установить, кто из героев был первым. Газеты не указывали точных дат подвигов, время же публикаций не могло служить основанием для того, чтобы утверждать то или иное. Кому не известно, что в тревожном сорок первом газеты нередко опаздывали с информацией с фронта?
   Точный ответ могли дать только документы. Но они были обнаружены в архивах спустя долгие годы.
   
   
   
   

РОВЕСНИК РЕВОЛЮЦИИ

   Первое скорбное сообщение об Александре Панкратове содержится в приказе Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии. В нем, в частности, записано: "...исключается из списков Красной Армии... Младший политрук Панкратов Александр... Погиб 24 августа 1941 года". Указана воинская часть, в которой он служил.
   Живой облик героя дорисовывают его автобиография, воинские и партийные документы, письма к матери.
   Александр Панкратов - ровесник революции. Родился в бедной крестьянской семье, рано познал нужду и труд. Его отец сражался за молодую Советскую Республику, и сын очень гордился этим. Матери он говорил:
   - Если мне придется отстаивать Родину, я буду бороться, как отец.
   До 1931 года Саша жил в родном селе Абакшино под Вологдой. Мать работала сначала в своем хозяйстве, потом в колхозе. Мальчик помогал ей и учился в сельской школе. Затем они переехали в Вологду. Мать устроилась работать уборщицей в городской больнице.
   Саша продолжал учиться. Когда ему исполнилось четырнадцать, поступил в школу фабрично-заводского обучения. В шестнадцать - токарь, в девятнадцать - мастер токарно- механического цеха. На Вологодском тепловозовагоноремонтном заводе его и сейчас тепло вспоминают ветераны-рабочие. Саша вступил в комсомол, стал председателем цеховой профорганизации, руководителем организации ОСОАВИАХИМа.
   В 1938 году мать, сестры и заводские друзья провожали его на военную службу.
   Для Александра Панкратова она началась в танковой бригаде в Смоленске. Затем - школа младших командиров. Саша не только хорошо овладел военной техникой, но и показал себя активным общественником: редактировал стенную газету, был агитатором и комсомольским вожаком. Когда в бригаду пришло указание отобрать и послать политически подготовленного бойца на курсы младших политруков, выбор пал на Панкратова. Он уезжает учиться в Гомель, а через пять месяцев курсантом военно-политического училища возвращается в родную часть на стажировку. Здесь его приняли в члены ВКП(б).
   При выпуске из училища Александру было присвоено звание младшего политрука. На петлицах появилось по два кубика, на рукаве заалела вышитая звездочка. В это время Саша пишет матери: "Как быстро летит время. Кажется, совсем недавно стоял за станком, а сегодня уже закончил военное училище, получил звание политработника. Убеленный сединой, заслуженный генерал, пожав руку, дал наказ: "Береги Родину, она у нас одна".
   Дорогая мама! Я рад, что нашел свое место в жизни..."
   Сорок первый год Александр встретил в латвийском городе Даугавпилсе в должности заместителя командира танковой роты по политической части. Как вспоминает один из его товарищей: "Новый год встречали на балу в гарнизонном клубе". А в феврале его часть уже стояла в ста километрах от границы с Восточной Пруссией...
   22 июня танкисты приняли первый неравный бой. Отходя на восток, бригада потеряла все танки, но воины продолжали сражаться с винтовками и пулеметами. Скорбный путь отступления пролег через Латвию и Псковщину.
   Александр нередко возглавлял разведывательные группы, проникал в расположение войск противника. К тому же он владел искусством снайперской стрельбы и немало сразил врагов из винтовки, оснащенной оптическим прицелом.
   Остатки бригады влились в 28-ю танковую дивизию под командованием полковника И. Д. Черняховского. Но и в этой дивизии уже не было боевых машин... Танкисты дрались как пехота.
   Панкратов снова уходил в тыл врага и приносил ценные сведения. Любил охотиться за "языками", а когда брал в руки "снайперку", то товарищи замечали на ее прикладе новые зарубки...
   Молодой политрук храбро сражался на улицах древнего Новгорода. Затем части соединения Черняховского вынуждены были отойти за Волхов.
   Пытаясь прорваться к Ленинграду, противник 23 августа форсировал реку Малый Волховец и вклинился в оборону дивизии у села Спас-Нередица. Комдив приказал выбить его. Атаку роты возглавлял Панкратов. Натиск был столь стремительным и яростным, что гитлеровцы бежали за реку.
   Но в центре острова, образованного реками Малый Волховец и Левошня, противник захватил Кирилловский монастырь. С его колокольни просматривалась вся оборона дивизии, и фашисты могли точно корректировать огонь своих батарей. Необходимо было выбить их оттуда.
   Ранним утром на остров бесшумно переправилась рота под командованием лейтенанта Платонова. Гитлеровцы открыли уничтожающий огонь из пулеметов и автоматов. Упал сраженный командир, и тогда политрук принял командование на себя. Бойцы устремились за ним к входным воротам. Но с левого фланга ударил пулемет, отрезая путь к монастырю. Панкратов вырвался вперед, метнул гранату... Пауза была недолгой, пулемет снова застрочил. И снова бросился вперед политрук - телом закрыл губительный огонь, еще успев оглушить пулеметчика... Рота ворвалась в монастырь.
   ...От Кирилловского монастыря остались одни развалины - все было разрушено артиллерийским огнем. На этой земле раскинулись угодья колхоза "Волхов". А на берегу Малого Волховца у моста стоит обелиск. Люди задерживаются у него, читают надпись:
   "Стала вечною славою мгновенная смерть. Герою Советского Союза политруку Панкратову Александру Константиновичу, закрывшему своим телом вражеский пулемет 24 августа 1941 года в боях за Новгород".
   Да, Александр Панкратов был первым. Ему первому было присвоено звание Героя Советского Союза за подобный подвиг.
   Но история сохранила свидетельство и о герое гражданской войны, как бы передавшем эстафету подвига воинам Великой Отечественной. В июне 1919 года в боях против белогвардейского генерала Юденича на подступах к Петрограду, у деревушки Керестенево, боец комсомолец Пелевин своим телом закрыл пулеметное гнездо противника. Все ли имена предшественников Матросова известны нам?
   
   
   
   
   

   Когда уже остановились в дивизионных тылах в деревне Малая Глуша и Борках, то поняли, наконец, что почти трехлетняя борьба в тылу врага завершена. Они уже не партизаны...
   Первое время армейское командование не знало, как же лучше использовать партизан? Пожилых, больных, большинство женщин отправили в тыл. Ну а как быть с молодежью, с людьми призывного возраста? Расформировать подразделения и распределить по полкам? Жалко - боевой опыт у партизан - будь здоров! Только, с армейской точки зрения, довольно специфичный. Что знали партизаны о современном общевойсковом бое, наступлении при поддержке танков и артиллерии, оборудовании глубокой обороны? И о многих других вещах. В тылу врага - действия мелкими группами, налет на врага, скоротечный бой - и отход. Диверсии... Здесь - другое дело. Так что, пожалуй, лучший выход - расформировать отряд и пополнить за его счет части дивизии. Но он был подчинен Белорусскому штабу партизанского движения, надо было получить его "добро". А пока партизан привлекали на оборонительные работы, на чистку тылов от бандеровских банд.
   12 апреля 1944 года поступило распоряжение: всех партизан, подлежащих призыву в армию, направить в полевой военкомат для оформления, а оттуда - в запасной полк 70- й армии 1-го Белорусского фронта. Старшим команды назначили лейтенанта Сизонца. В деревне Карасий Маневического района на Волыни Илья Ильич распрощался со своим разведвзводом и со своим боевым другом Василием Разиным. Костяк партизанского отряда имени Котовского оставался пока до особых указаний в деревне Лишневка.
   - Меня, как кадрового офицера, - вспоминает Сизовец, - зачислили в армейскую разведку. Здесь, естественно, пригодился большой партизанский опыт, хорошее знание тылов гитлеровцев. Армия стояла в обороне, шла подготовка к наступлению, решительному удару на Ковель и прорыву к Бресту.
   Задачей армейской разведки было добыть как можно больше сведений о тылах фашистов, резервах, оборудовании второй полосы обороны, состоянии дорог, мостов и многом другом. Этим и занимался разведвзвод Ильи Сизовца, состоящий в большинстве своем из бывших партизан.
   После начала в Белоруссии операции "Багратион" разведчикам была поставлена задача: проследить за движением гитлеровских частей по шоссе из Бреста на Ковель на отрезке перекрестков Ратно-Ковель-Камень-Каширский на юго-восток и Малорита-Кобрин на северо- западе. В это самое время было закончено расформирование отряда имени Котовского, и разведрота пополнилась опытными партизанами. Среди них был и Василий Газин.
   Группа в тридцать человек, переодетых в маскировочные комбинезоны эсэсовцев, двинулась по направлению Ковель- Брест. Встречные немецкие подразделения особого внимания не обращали на отдыхавшую группу "эсэсовцев" у обочины дороги, а те замечали все, что им было нужно, многое ценное узнавали от местных жителей.
   До Ратно двигались относительно спокойно, но здесь через мост на Припяти нужно было пройти ночью, а там - КПП и доты у самого моста.
   Можно бы, конечно, обойти Ратно и уйти незамеченными, но вспомнив свои боевые дела в тылу врага, решили рискнуть и наделать немцам "шороху".
   Правда, были и серьезные колебания: ввязываться в потасовки с противником без крайней необходимости запрещалось - это могло помешать выполнению основного задания. Но уже слишком велико было желание и искушение...
   Пропуск через мост осуществлял дежурный офицер на КПП. "Фельдфебель-эсэсовец" Исаак Биргер в совершенстве владевший немецким, с бойцами Газина смело подошел к нему.
   Гитлеровский офицер с автоматчиком перевели взвод через мост и собирались даже сопровождать разведчиков до заставы в конце Ратно, как фашистов вдруг бесшумно связали и двинулись в северо- западную часть Ратно под охраной группы Газина.
   Для продолжения разведки пришлось разделиться на две группы: Газину с двумя "языками" и отделением Владимира Геращенко должны были вернуться через Припять в штаб дивизии в районе Камень-Каширского. Третья часть взвода с переводчиком - "фельдфебелем" Биргером ушли дальше во вражеский тыл.
   "Языков" Газин и Геращенко доставили сравнительно благополучно, если не считать того, что Василий попутно захватил еще трех немцев, в том числе офицера.
   Вскоре и вся группа Ильи Сизонца благополучно вернулась с выполненным заданием.
   - Удивительное у нас было самочувствие, - вспоминает Илья Ильич, - когда прорвались через Припять к своим. Нас ждали на передовой, радовались нашему возвращению. А при сопровождении нас в штаб армии мы ловили на себе удивленно любопытные взгляды бойцов на "эсэсовцев". Кто-то бросил:
   - Смотри-ка, сколько их выловили! Или сами сдались? После подробного доклада командованию, наших ребят распределили по частям и подразделениям в качестве разведчиков-проводников в предстоящих сражениях и выходе на государственную границу.
   Василий Газин попал в 1293-й полк, 160-й стрелковой дивизии, лейтенант И.И. Сизонец остался в армейской разведке. Друзья расстались навсегда...
   Участок, по которому пришлось наступать роте, где проходил службу рядовой Газин, был еще в обороне несколько разведан. В тыл к немцам несколько раз ходили и Газин, и Григорий Ладысюк - два неразлучных друга.
   В начале наступления - в середине июля 1944 года, сразу после освобождения на юге Ковеля, предстояло стремительно форсировать Припять, а за ней не очень широкий, но довольно глубокий с крутыми берегами Турский канал. Прорыв и наступление вначале шли успешно.
   Но на пути роты на совершенно открытой местности возле хутора Береза под Кортелисами неожиданно ударил фашистский пулемет из дзота. Рота понесла большие потери и залегла. Это грозило срыву наступления всего полка. Подразделения на флангах тем временем выдвинулись вперед.
   Останавливаться нельзя, а впереди смерть. Что делать?
   Нашлись добровольцы - пытались подорвать дзот, но погибли, не дойдя до него. Вызвались и Василий Газин с Григорием Ладысюком. Они быстро продвигались по полю, приближаясь к намеченной цели. Когда до дзота оставалось не более 70 метров, Григорий немного отстал от Василия и начал вести прицельный огонь по амбразуре, давая возможность товарищу приблизиться на бросок гранаты.
   И вот Василий уже приподнялся на колено, метнул одну, затем другую гранаты. Взрывы прогремели у самой амбразуры. Пулемет смолк. Рота дружно поднялась в атаку, но тут же снова залаял МГ, поливая бойцов свинцом.
   - Я видел, как поднялся во весь рост Вася и крикнул во весь голос: "За Родину! За Сталина!", - рассказывал очевидец подвига Григорий Ладысюк. - Он взмахнул автоматом и кинулся к дзоту. У него больше не было гранат. Считанные секунды - и он своим телом закрыл амбразуру. Пулемет захлебнулся кровью героя...
   Что было дальше - невозможно описать. Бойцы без команды рванулись вперед, все сметая на своем пути. "За Газина! Смерть фашистам!" Бойцы вихрем налетали на гитлеровские укрепления и уничтожали очаги сопротивления.
   - Вася был еще жив, - продолжает Ладысюк. - Я один из первых пытался оказать ему медицинскую помощь. Вася громко стонал и жаловался: "Сердце горит!" Санитары доставили Василия в санбат в лесу возле деревни Язевни. Только в груди его оказалось более десяти пулевых ран... Вскоре он скончался. В лесу под Язовнами была его первая могила, и долго еще на березовой коре была видна надпись "Василий Газин".
   Вспоминаю и о присвоении Василию Петровичу звания Героя Советского Союза. Это было уже в Польше за Вислой. Когда меня спросили: "Откуда Газин? Кому вручить грамоту Верховного Совета?", я сказал: "Он из Липецкой области, из села Шевское Лебедянского района. У него там много братьев и сестер".
   Стоит упомянуть и о первой публикации о подвиге Газина - она появилась в армейской газете "Сталинец" уже после окончания войны и называлась "Бессмертный подвиг".
   "Это было в день прорыва обороны на Припяти." Наши бойцы, преодолевшие речку, ворвались на позицию врага. Одним из первых вскочил в траншею рядовой Василий Газин. Гитлеровцев там уже не было. Частично одни были выбиты артогнем, другие - бежали. А на другой линии появился пулемет, он бил без передышки из дзота. Фланговый огонь был очень опасным для наших наступающих частей. Газин был ближе всех к данному дзоту. И пока командир роты вызывал огонь артиллерии и минометов, всем бойцам пришлось залечь под огнем фашиста.
   Первым без команды поднялся Василий Газин. Он в отряде разведотделением, был помощником командира разведвзвода. Он совершил десятки подвигов. А последний - венец всему!..
   Белорусский фронт на севере Ровенской и Волынской областей своим южным крылом так далеко вклинился в немецкую оборону на западе во многом благодаря тому, что эта местность была сплошным партизанским краем, и его не нужно было освобождать с тяжелыми боями. Он уже был освобожден партизанами.
   Теперь-то многим стало ясно, что командование, вероятно, не оценило должным образом это обстоятельство и сделало остановку на реке Припять. А это дало возможность немцам восстановить сплошную оборону и укрепиться.
   Об этом хорошо тогда знали партизаны, фронтовая разведка и передовые отряды Красной Армии. Армейские же тылы, куда попали партизаны для расформировки, этого или не знали, или не хотели знать. Кое-кто считал, что партизаны отсиживались в лесу, и ничего не делали.
   Помните, тыловое армейское начальство недружелюбно отнеслось к бывшим партизанам!
   Видимо поэтому и угодили все бывшие партизаны - и рядовые, и командиры - в рядовые. В этом была еще одна ошибка. Это, не могу утверждать, но вполне возможно, было одной из причин броска Василия на амбразуру дзота.
   Хотя, навряд ли - не тот характер, не та закалка, чтобы позволить взять верх обиде. Здесь другое дело - то положение, в котором оказался Газин, предопределило то, что произошло. Что ему оставалось делать? Вот он - перед немцами - десяток секунд и изрешетят пулями. Один шанс из тысячи уцелеть. Ждать покорно конца, когда погибнут товарищи? Может быть, кто-нибудь и заколебался бы - только не он... Но не думаю, чтобы он занимался такой калькуляцией. Не те обстоятельства... Должен! И он шагнул...
   
   
   
    Эпилог
   
   Вот и закончено исследование подвига Героя Советского Союза Василия Петровича Разина - юноши из Липецкой области, Лебедянского района, села Шовское. Бесстрашный комсомолец и комсорг роты, он хорошо понимал, выполняя военную присягу и призыв Коммунистической партии: "Бить врага всюду, везде и во всякой обстановке!"
   Он не смерился с порядками "новых хозяев", восстал против фашистов. Сколотил группу комсомольцев на активную борьбу с гитлеровскими захватчиками и начал борьбу в тяжелейший для нашей страны период.
   Его группа совершила десятки, таких подвигов, о которых можно было писать в центральной прессе и говорить во все времена, во весь голос, восхищаться величием духа комсомольского племени.
   Будучи разведчиком, а затем командиром разведотделения и группы, он совершил в тылу врага такие подвиги, что все они сродни легендарному разведчику Герою Советского Союза Николаю Кузнецову.
   Он ненавидел фашистов, а поэтому бил их беспощадно. Война сделала его жестоким человеком, и он хорошо понимал, что без этого качества невозможно победить врага: сильного, коварного, нахального.
   Василий Петрович беспощадно мстил всем врагам своей Родины. За период войны его небольшая группа комсомольцев уничтожила более трех тысяч фашистов, карателей разных мастей. Около 40 вражеских эшелонов пустили под откос, включая и тяжелый бронепоезд. Сотни километров кабеля, телефонной связи уничтожили газинцы в тылу врага.
   Василий Газин смело и решительно уничтожал предателей народа: старост, бургомистров, полицаев, карателей...
   Во всех боях он вел себя мужественно, смело, отважно, стойко и терпеливо. Не случайно, Василий Петрович в первые дни пребывания в партизанском отряде имени Щорса сказал:
   "Все, кто хотел взять в руки оружие и бить гитлеровских захватчиков, бежали из лагеря военнопленных и даже из концлагерей. Хотя за каждый побег грозила смерть. Мелкими группами можно было бежать из любого лагеря при сильном желании свободы!"
   Василий Газин доказал, что можно вести очень эффективную борьбу в тылу врага, даже мелкими группами по 6-10 человек, при постоянном движении группы. Внезапные действия и дерзкие налеты группы буквально шокировали новых завоевателей, хозяев "нового порядка", особенно, когда группа уничтожала главарей - палачей в их резиденциях, управах при сильной и большой охране.
   "Лицом к лицу - лица не увидать. Большое видится на расстоянии..." -говорил Сергей Есенин.
   И спустя пятьдесят с лишним лет после героического рейда и бессмертного подвига группы разведчиков Газина, можно не только восхищаться, но и гордиться дерзкими налетами и храбрыми действиями в тылу врага.
   Так получилось, что все комсомольцы из его группы в последующих боях в рядах РККА погибли или были тяжело ранены. Остался в живых трижды убитый и дважды расстрелянный фашистами Сихонец Илья Ильич, очевидец подвига и хороший друг Василия - Григория Ладысюк, однополчанин и друг Василия по партизанскому отряду (ныне подполковник в отставке) Гусиков Николай Александрович, проживающий в Бресте.
   Так уж случилось. Рассказывали однополчане про Василия Газина, его отважную разведгруппу, о подвигах в тылу врага и как повторил подвиг Александра Матросова много, часто и самозабвенно.
   Но, к великому сожалению, о боевых делах разведгруппы и подвигах Василия Газина на протяжении многих лет никто ничего не писал.
   Я очень благодарен Илье Ильичу Сизонцу. Это он потратил более двух недель, рассказывая мне о делах и подвигах Газина. Каждый рассказ вносил новый огнеупорный кирпич в здание бессмертного подвига Василия Газина. Перед глазами возникал великий образ комсорга огненных лет. Он бил врага не числом, а умением. Бил жестоко с ненавистью и презрением.
   Мне подробно дополнили рассказ о подвигах Василия Петровича в школьном музее средней школы города Ратно. Руководитель и организатор музея средней школы имени Героя Советского Союза Василия Газина, Хуторная Лидия Илларионовна, много лет собирала материалы на Василия Газина.
   В музее удалось собрать очень много интересных документов, рассказывающих о подвигах воинов-освободителей Волыни и разведгруппы Василия Газина, его однополчанах. Стенды, фотографии, альбомы о боевом пути партизанских отрядов имени Щорса, Котовского, Брестского соединения. Здесь же есть его дневники, топографические карты, трофейное оружие, дорогие сердцу семейные реликвии.
   Очень много сделал по увековечению памяти Василия Газина его командир и наставник по партизанскому отряду Сизонец Илья Ильич, Григорий Иванович Ладысюк, красные следопыты средней школы N 1 города Бреста, средней школы N 2 имени Героя Советского Союза В.П.Газина города Ратно Волынской области Украины.
   А подполковник в отставке Гусиков Н.А. со своими сыновьями, с красными следопытами Бреста прошел по боевому пути разведгруппы Василия Газина. Они нашли его могилу, собрали деньги и воздвигли обелиск легендарному герою-комсоргу.
   Всем им выражаю свою глубокую признательность. После того, как нашли место захоронения Василия Газина, красные следопыты Ратновской средней школы во главе с руководителем поисковой Экспедиции Лидией Илларионовной Хуторной через ЦАМО СССР нашли родственников Василия Петровича Газина.
   Они пригласили сестер и братьев героя. К ним на открытие обелиска прибыли сестра Нина Петровна Гурьева, брат Газин Александр Петрович и другие. Церемония открытия была 27 мая 1978 года. Открытие бюста и обелиска героя сделал секретарь РК КП Украины.
   Постановлением Совета Министров УССР N 252 от 8 мая 1975 года Ратновской средней школе было присвоено имя Героя Советского Союза В.П.Газина.
   Очень много сделала семья Гусиковых: Николай Александрович, его сыновья - красные следопыты Гусиков Виктор Николаевич и Гусиков Александр Николаевич. Они вместе с отцом, вместе с Лукашом Иваном Ивановичем, с Залутой Маей Ивановной, Сизовцом Ильей Ильичей прошли по боевому пути разведгруппы Василия Газина.
   Продолжили дело, начатое старшими товарищами:
   Угонь Галина - 10-а класс,
   Пинкевич Ира - 7-6 класс,
   Тягар Оксана - 7-6 класс,
   Сахарук Люда - 7-а класс,
   Хижук Оксана - 7-а класс,
   Пинкевич Светлана - 7-а класс
   и многие другие красные следопыты средней школы имени Василия Газина.
   Они ухаживают за могилой героя, обелисками, улицей, носящей его имя; шефствуют над дружиной его Имени. Проводят уроки мужества, тематические вечера совместно с ветеранами партии, революции, войны и труда.
   Так было восстановлено доброе имя легендарного героя Василия Петровича Газина.
   
   
   
   
   
   
   

   " Не только за свою страну
   Солдаты гибли в ту войну,
   А чтобы люди всей земли
   Спокойно ночью спать могли"
   
   Эти слова из песни. Когда я слушаю их, невольно вспоминаю Польшу. На ее землях война шла пять лет. Столько же времени люди жили в тревоге, не могли спокойно спать, переносили муки и страдания. Страшно сказать: более шести миллионов польских мужчин, женщин и детей убиты гитлеровцами, умерщвлены в газовых камерах, сожжены в крематориях концлагерей.
   Советские люди помнят, как поляки переживали за судьбу страны, ее будущее. Они спрашивали наших воинов:
   - Что же будет с Польшей? Откуда ждать освобождения? Кто одолеет фашистского зверя? Ведь он так силен. Кто поможет вернуть Родину?
   Некоторые из поляков в ту пору еще оглядывались на Лондон. Там укрывалось сбежавшее правительство. Трудя- щиеся обращали свои взоры на Восток. Наши воины отвечали:
   - Надежда только на Советский Союз...
   Уезжая из Белостока и прощаясь с друзьями- поляками, они говорили:
   - Разбить фашистов сможет только Красная Армия...
   Уже на ступеньках вагонов, когда тронулся поезд, произносили:
   - До встречи в свободной Польше!
   То было пожеланием. Теперь же приятно вспомнить, что эти слова сбылись.
   После войны много раз пришлось проезжать через Польшу. Из окна вагона виделась ее новая жизнь. Люди были свободны. Они приветствовали советских воинов улыбкой и взмахами платков, цветами.
   Не только за свою страну гибли в ту войну советские солдаты. Более 100 героев СССР совершили подвиг самопожертвования, освобождая от фашистского рабства братские народы. Только на территории Польши около тридцати могил матросовцев.
   
   

ЗА ВАШУ И НАШУ СВОБОДУ

   Герасимовичи... Небольшая польская деревня, на первый взгляд, ничем не отличающаяся от сотен подобных деревень. Сюда часто приходят письма. На почтовых штемпелях названия многих городов: Ярославль, Уфа, Владивосток, Харьков, Ровно, Свердловск... Пишут взрослые и дети. О чем? И почему именно в Герасимовичи?
   В жаркие июльские дни 1944 года воины Советской Армии освобождали эти места от гитлеровской оккупации, фашисты оказывали отчаянное сопротивление. Но ничто уже не могло задержать наступления героической армии.
   Город за городом, село за селом освобождали советские воины, и польский народ был свидетелем их невиданного мужества и отваги.
   Среди тех, кто сражался в бою за Герасимовичи, был Григорий Кунавин - ефрейтор, парторг роты.
   ...Заняв ближние высоты, гитлеровцы держали под обстрелом все подходы к деревне.
   В ночь перед решающей атакой в стрелковой роте собрались коммунисты. Григорий Кунавин коротко повторил солдатам приказ командования: нужно взять укрепления врага!
   - Не скрою, товарищи, задание трудное. Но на вас, коммунистов, будут смотреть другие солдаты. Не знаю, все ли дойдем до деревни, Пуля не разбирает. Но приказ выполним!
   Местность открытая, укрыться негде. На окапывание нет времени. А враг все усиливал огонь. Кунавин видел, как падают раненые, убитые. Он понимал, что может погибнуть вся рота. Скомандовал: "Ложись!" а сам, внимательно наблюдая за местом, откуда строчил вражеский пулемет, стал приближаться к нему. Оставалось метров двадцать пять, когда он упал, подкошенный пулей. И тут раздалось солдатское "Ура!" Кунавин, превозмогая боль, поднялся с земли и побежал.
   Всего несколько метров до вражеского пулемета, но нет ни патронов, ни гранат. Вот он, блиндаж, несущий смерть его товарищам. Кунавин видел, как они бегут под смертельным огнем и падают, сраженные. Он поднял автомат вверх, призывая бойцов вперед, и всем телом бросился на огненное жерло блиндажа. Десятки пуль пронзили воина-героя. Это были последние пули, пущенные врагом в тот день у деревни Герасимовичи.
   ...Та же деревня в июньские дни 1985 года. Недалеко от места, где шел ожесточенный бой, стоит памятник советскому солдату, совершившему подвиг, который стал символом интернационализма и братства. Под изображением звезды высечена надпись на русском и польском языках:
   "Здесь покоятся погибшие геройской смертью в борьбе с гитлеровскими захватчиками, за свободу польского народа Григорий Кунавин и его боевые товарищи. Июль 1944 года"
   Молодая учительница Кристина Боровская часто приводит к памятнику Кунавина - Героя Советского Союза своих учеников. Здесь всегда свежие цветы.
   Глубокие чувства трудно выразить словами. И поэтому, когда после погребения павших героев, жители Герасимовичей собрались на митинг, не было больших речей. Общие чувства выражены в постановлении, написанном на двух языках - польском и русском. Вот его текст:
   "Постановление граждан польской деревни Герасимовичи об увековечении памяти русского воина Григория Павловича Кунавина, павшего смертью героя за освобождение нашей земли от немецкого ига в момент боя за деревню Герасимовичи.
   Мы, жители польской деревни Герасимовичи, узнали имя героя, который сердцем своим прикрыл пулемет врага, чтобы быстрее пришла свобода в наш дом, чтобы вырвать нас из лап немецкого зверя.
   Григорий Павлович Кунавин пришел к нам, на нашу землю, с далекого Урала воином- освободителем.
   Его сердце пробили пули врага. Но он проложил таким же, как сам, отважным бойцам Красной Армии дорогу к победе. Он сражался за наше счастье, за то, чтобы враг никогда не ступил на порог нашего дома.
   Мы поднимаем имя русского солдата Григория Кунавина как знамя великого братства русского и польского народов.
   Мы собрались в селе, где еще дымятся развалины наших домов, где вместо жилищ - страшные пепелища. Это следы разбойничьих дел немцев. Но сквозь дым пожарищ и слезы наши глаза видят завтрашний день, залитый ярким солнцем...
   Имя русского воина Григория Кунавина будет для нас всегда озарено светом этого солнца, как имя человека, отдавшего жизнь, чтобы навсегда разогнать тучи.
   В знак благодарности русскому брату- освободителю общее собрание жителей деревни Герасимовичи постанов- ляет:
   1. Занести имя русского воина Григория Павловича Кунавина навечно в список почетных граждан польской деревни Герасимовичи.
   2. Высечь имя его на мраморной плите, которую установить в самом центре деревни.
   3. Просить присвоить школе, где учатся наши дети, имя Григория Кунавина.
   4. Учителям каждый год начинать первый урок в первом классе с рассказа о воине-герое и его соратниках, чьей кровью для польских детей добыто право на счастье и свободу. Пусть прослушают дети этот рассказ стоя. Пусть их сердца наполнятся гордостью за русского брата, воина-славянина. Пусть их понимание жизни начнется с мысли о братстве польского и русского народов".
   И сегодня, спустя 50 лет, польские крестьяне свято чтут память русского героя. Памятник, доска с именем героя на школе, первый урок, посвященный Кунавину, поиск документов и воспоминаний о герое, - все это зримое свидетельство глубокой благодарности и сердечных чувств, которые не гасит время.
   - Встаньте, дети!
   Во всех классах этой школы одинаково проникновенно звучат слова" зовущие ребят в торжественной тишине послушать рассказ о советском герое, павшем неподалеку отсюда в бою с ненавистными гитлеровцами.
   За окнами багряная осень. За окнами свободная земля и народ свободный. И эту свободу, этот покой принес сюда Григорий Кунавин, его друзья принесли.
   - Встаньте, дети!..
   Учителя начинают рассказ о герое и подвиге, который должен волновать внуков так же, как всколыхнул их дедов одвиг Кунавина в невозвратном праздничном сорок четвертом.
   Деды хорошо помнят, как все было.
   Рассвет 26 июля 1944 года, ясный и чистый, обрушился на землю огнем и грохотом, смешал все в ураганной круговерти. Герасимовичи сжались в испуге и надежде: "Слава богу, свобода близка, русские идут!..
   Свободу нес человек в красноармейской гимнастерке, в солдатских кирзовых сапогах, пропотевший линялой пилотке с красной звездочкой.
   Григорий Кунавин - один из освободителей.
   У старых коммунистов, у комиссаров он научился говорить с людьми просто и убедительно, так, чтобы слова становились силой. Накануне боя Григорий, как и другие бойцы, рассказывал о том, какую страшную судьбу изведала Польша, оказавшись в неволе. Пепелища вокруг: "Мы их видим своими глазами" Нищета: "Дети не знают, что такое сахар. Отказываются от него, когда угощают красноармейцы" Концлагеря на каждом шагу: "Один Майданек, о котором писали вчера газеты, хуже любого ада!"
   Парторг достал из планшета тетрадь с выписками:
   - Послушайте, товарищи, что заявил гитлеровский наместник в Польше генерал-губернатор Франк: "Отныне политическая роль польского народа закончена... Мы добьемся того, чтобы стерлось навеки само понятие - Польша"
   Сам Григорий Кунавин потерял под Москвой брата Ивана. Второй брат, Андрей, писал ему с фронта - из-под Воронежа, Курска, с Украины: дерусь храбро, имею три боевых награды.
   А Григорий не сразу ушел на фронт: не отпускали, потому что бронь имел - трудился на железной дороге. "И не приходи больше, - отчитал Кунавина военком. - Здесь тоже война!" Но Григорий написал Калинину: "Помогите, чтобы отпустили в действующую армию" Еще добавил в конце: "Дорогой Михаил Иванович, и чтобы не было сомнения, что тут без меня обойдутся, докладываю, что я обучил себе замену".
   - Так что, ребята, утром наступаем! - говорил Кунавин. - Гитлеровские оборонительные позиции пре- граждают нам путь в Германию. Задача очень ответственная. Не подкачаем?
   - Не подкачаем! - отвечали солдаты, преисполненные веры в свою силу и святость дела освобождения от фашизма.
   Кунавин обошел всех, кто сидел в окопах, готовясь к броску через реку. Потом пришел к командиру своей роты, доложил, что задание замполита батальона выполнил, настроение во взводах - боевое.
   
   А далее было бессмертие.
   
   Школа имени Григория Кунавина - центр культуры в Герасимовичах. Сюда приходят люди на собрания, посмотреть телевизионные передачи, в кино, на выступления артистов, в праздники. Особенно торжественно отмечается 22 июля - День возрождения народной Польши. Потому что с этой датой связана их личная судьба - памятные июльские дни, когда советские воины освобождали Герасимовичи.
   
   
  &nb sp;
   
   
   


Александр Коваленко
"Правда о Матросове и Матросовцах"


   
   Москва
   МОФ "ПОБЕДА - 1945 ГОД"
   1994
   /Сост. А.П. Коваленко/. М.: 1993. - 432 с. - 20 л. Ил.
   ISBN 5-7449-0003-0
       OCR,правка: Дмитрий Щербинин (http://molodguard.narod.ru)
   
   Это имя звучит как легенда Матросов... Кто не знает о его подвиге! Да, это он, девятнадцатилетний солдат-гвардеец, 23 февраля 1943 года в бою за деревню Чернушки закрыл своим телом амбразуру вражеского дзота и тем облегчил выполнение боевой задачи своему подразделению. Подвиги, подобные матросовскому, в годы Великой Отечественной войны, совершили свыше 400 воинов. Об этих людях и рассказывается в книге. В ней приводится список воинов-матросовцев. Посвящена 50-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Рассчитана на широкий круг читателей.


СОДЕРЖАНИЕ



ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ





ПОБРАТИМЫ МАТРОСОВА

















ЛЕГЕНДАРНЫЙ ГРУППОВОЙ ПОДВИГ







"НЕ ТОЛЬКО ЗА СВОЮ СТРАНУ..."




















   
    
   ПРИКАЗ
   НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ
   
   23 февраля 1943 года гвардии рядовой 254 Гвардейского стрелкового полка 56 Гвардейской стрелковой дивизии Александр Матвеевич МАТРОСОВ в решающую минуту боя с немецко-фашистскими захватчиками за дер. ЧЕРНУШКИ, прорвавшись к вражескому дзоту закрыл своим телом амбразуру, пожертвовал собой и тем обеспечил успех наступающего подразделения.
   Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 июня 1943 г. гвардии рядовому тов. МАТРОСОВУ посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
   Великий подвиг товарища МАТРОСОВА должен служить примером воинской доблести и героизма для всех воинов Красной Армии.
   Для увековечивания памяти Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича МАТРОСОВА
   ПРИКАЗЫВАЮ:
  &nbs p;1. 254 Гвардейскому стрелковому полку 56 Гвардейской стрелковой дивизии присвоить наименование:
   "254 Гвардейский стрелковый полк имени Александра МАТРОСОВА".
   2. Героя Советского Союза гвардии рядового Александра Матвеевича МАТРОСОВА зачислить навечно в списки 1-й роты 254 Гвардейского стрелкового полка имени Александра МАТРОСОВА.
   НАРОДНЫЙ КОМИССАР ОБОРОНЫ МАРШАЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И. СТАЛИН
   
   
  &n bsp;
   
   
   
   
   
   
   
   РЕДАКЦИОННЫЙ СОВЕТ
   
   по изданию библиотеки ВЕТЕРАНА "ПОДВИГ" из серии "О них ходили легенды" в 50 томах:
   
   Михаил МАЛЕЙ - Председатель редакционного совета;
   заместители председателя редсовета: Александр КОВАЛЕНКО, Василий АНТОНОВ, Виталий ДАНИЛЫДЕВ, Михаил ФРОЛОВ, Евгений НАУРШИН, Геннадий ДАНИЛОВ, Георгий КУМАНЕВ, Владимир ЗОЛОТАРЕВ, Сергей НАСОНОВ, Ильдар КАРИМОВ, Андрей ЛАСКОВЕНКО, Николай СКОМОРОХОВ, Игорь ТУРОВ, Игорь КОВАЛЕНКО - ответственный секретарь.
   
   Члены редсовета: Виктор ПОТАПОВ, Георгий ЗИМИН, Виктор ВЕРСТАКОВ, Грант АЛЛАХВЕРДОВ, Овидий ГОРЧАКОВ, Владимир КАРПОВ, Виктор КУЛИКОВ, Люй МИНЬ, Александр КОЛМАКОВ, Александр КОЛМЫКОВ, Дмитрий МЕДВЕДЕВ, Виктор ГАСТЕЛЛО, Юрий ВИНОГРАДОВ, Иван ПСТЫГО, Михаил ПРУДНИКОВ, Иван СТАДНЮК, Валентин СЫЧКИН, Владимир СКОМОРОХОВ, Владимир КОВАЛЕНКО, Анатолий ДАНИЛОВ, Михаил БОРИСОВ, Виктор РАДЧЕНКОВ. Алексей МАРЕСЬЕВ, Станислав ВАНЮШКИН, Шавкат ГУМАРОВ, Анатолий КУЛЬКОВ, Альберт ДОМАНК, Игорь ЛЕВАШОВ, Александр БОРИСОВ, Георгий БЕРЕГОВОЙ, Петр КЛИМУК, Михаил КАЛАШНИКОВ, Александр ЛИХАЧЕВ.
   
   
    
   
   В создании этой книги, исследовательской работе кроме автора-составителя участвовали сотрудники Центрального архива Министерства обороны СССР, Архива МВД СССР, Центрального музея Вооруженных Сил, Центрального музея внутренних войск МВД, Центрального архива ВМФ.
   Большой труд вложен членами редакционного совета по подготовке и изданию сборников серии "О них ходили легенды" - Главным маршалом артиллерии В. Ф. Толубко; маршалами авиации Г. В. Зиминым, И. Н. Кожедубом, И. И. Пстыго, Е. Я. Савицким, Н. М. Скомороховым; генералами Н. Г. Ляценко, П. Н. Лащенко, М. М. Зайцевым, И. Н. Шкадовым, П. А. Горчаковым, Г. П. Яшкиным, М. С. Дворниковым, Н. И. Луцевым; академиками В. А. Золотаревым, Г. А. Куманевым, М. Д. Малеем; полковниками С. В. Ванюшкиным, Н. Г. Белоусом, В. М. Антоновым, О. А. Горчаковым, Г. А. Даниловым, В. Г. Данильцевым. А. П. Маресьевым, М. М. Фроловым, А. И. Самойловым; исследователями В. В. Таракановым, А. Г. Янкевичем, Б. Ф. Йауршиным, Н. П. и И. А. Коваленко, И. Ф. Стаднюком, В. В. Карповым, которым автор и издательство выражают глубокую благодарность.
   
   
    В книге частично использовались материалы; В. Ф. Толубко, В. П. Кирьязова, Ю. В. Вельтнера, Е. Н. Арутюнова и других. За что автор выражает глубокую благодарность за оказанную помощь.
   
   
   
   
    ЭТА КНИГА ИЗДАНА НА СРЕДСТВА ФИРМЫ "РЕЗОНАНС", ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ДИРЕКТОР НАУРШИН ЕВГЕНИЙ ФЕДОРОВИЧ.
   
    ПОСЛЕ РЕАЛИЗАЦИИ, ВОЗМЕЩЕНИЯ ЗАТРАТ НА ПРОИЗВОДСТВО, ЧАСТЬ ДЕНЕГ БУДЕТ НАПРАВЛЕНА В МОФ "ПОБЕДА - 1945 ГОД" - ВЕТЕРАНАМ И ИНВАЛИДАМ ВОЙНЫ, ДЕТЯМ СИРОТАМ".
   
   
   
   
   
   

   Великая Отечественная война советского народа против немецко-фашистских захватчиков была самой тяжелой из войн, которые пришлось вести нашей Родине.
   Советскому народу, руководимому Коммунистической партией, с первых же дней войны потребовалось мобилизовать все свои силы, чтобы отстоять свободу и независимость страны. На пути гитлеровских орд встали Советские Вооруженные илы. Страна превратилась в единый военный лагерь. Красноармейцы, командиры, политработники, выполняя священный долг перед Родиной, дрались с врагом смело и отважно, не щадя своей крови и самой жизни.
   Цементирующей основой Красной Армии и Флота были коммунисты и комсомольцы. Они первыми поднимались в атаку и последними выходили из боя, их примеру следовал весь личный состав. Каждый раз перед боем многие воины подавали заявления с просьбой о приеме в партию. Они писали: "В бой хочу идти коммунистом!", "Если погибну, прошу считать меня коммунистом!".
   Лозунги партии "Все для фронта, все для победы!", "Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!" вселяли силы, уверенность в правоте нашего дела. На фронте и в тылу советский народ проявил массовый героизм.
   Особое уважение, любовь и признательность заслужили те, кого образно назвали Матросовцами, кокоринцами, гастелловцами, талалихинцами. Кто же они, эти герои? Почему их подвиги заняли почетное место в истории Великой Отечественной войны и навсегда сохранятся в памяти народной?
   Люди, как и деревья, не могут жить без корней. Идеалы отцов - источник жизнестойкости их сыновей. Свершения старших поколений, точно стартовые ступени, поднимают новые смены бойцов, дают им революционный заряд. Вспомним слова первого гражданина Вселенной коммуниста Юрия Алексеевича Гагарина: "Без легендарных подвигов Николая Гастелло и Виктора Талалихина, Александра Матросова и Анатолия Кокорина, Тимура Фрунзе и Зои Космодемьянской, воинов-панфиловцев и комсомольцев-молодогвардейцев не мог бы взмыть в космос первый в мире советский искусственный спутник Земли, не был бы возможен первый полет и первый выход в космос. Наши космические ракеты, создаваемые талантом советских ученых и трудом рабочих и инженеров, движет не только первоклассное топливо, но и обильно пролитая кровь героев Великой Отечественной войны".
   Кокоринцы... Сотни героев, которые в безвыходной обстановке вызывали на себя огонь артиллерийских батарей, бросались со Связками гранат под гусеницы фашистских танков, подрывались на гранатах вместе с окружившими их врагами. Побратимы кокоринцев - огненные пилоты - гастелловцы направляли свои самолеты, охваченные пламенем, на скопления живой силы противника, его танковые и моторизованные колонны. Талалихинцы, применявшие в воздушном бою последнее оружие отважных - таран...
   В этой книге речь пойдет о легендарном гвардии рядовом Александре Матросове, закрывшем своим телом амбразуру вражеского дзота, и о тех, кто совершили в годы Великой Отечественной войны подобный подвиг.
   Кто-то однажды произнес фразу: "Он повторил подвиг Матросова", и пошла эта крылатая фраза из рассказа в рассказ, из книги в книгу, из газеты в газету... Но подвиг повторять нельзя - можно лишь совершить подобный. В самом деле, вдумаемся в эти слова: "повторил подвиг". Они несправедливы. Будто другому герою отказали в самостоятельности. А каждый подвиг имеет свою особенность, свой изначальный миг решения, замысла и его исполнения, повторить который точь-в-точь невозможно. Александр Панкратов, Николай Шевляков, Владимир Смирнов, Михаил Паршин, Виктор Блохин, Александр Шевченко и многие-многие другие не повторяли ничьего подвига. Они совершили свой, равный подвигу Матросова, и вошли в бессмертие, как и Александр Матросов... Долгое время считалось, что матросовцев не более 70 человек. Но прошли годы. В ходе долгих поисков и исследований выяснилось, что героев-матросовцев свыше 300 человек. Среди них воины разных возрастов, национальностей.
   Многие до сих пор считают, что Александр Матросов первым, в Красной Армии закрыл в бою своим телом амбразуру вражеского дзота и тем самым дал возможность выполнить поставленную задачу своему подразделению.
   Когда подняли документы архивов, перечитали фронтовые газеты, политдонесения, связались с местными следопытами, то выяснилось, что уже в 1941 году подобный подвиг совершили 17 воинов, а в 1942-м - 50.
   Первым, кто закрыл вражеский пулемет своим телом и обеспечил успех своему подразделению, был коммунист политрук роты 125-го танкового полка 28-й танковой дивизии младший политрук Александр Константинович Панкратов. Произошло это 24 августа 1941 года в бою за населенный пункт Спас-Нерадица при штурме Кирилловского монастыря близ Новгорода. Почему же тогда матросовцы? Дело в том, что подвиг Александра Матросова раньше, чем подвиг других героев, стал известен всей стране, каждому ее воину. И вероятно, каждый из тех, кто последовал его примеру, знал о Матросове и, может быть, вспомнил гвардейца-автоматчика, когда делал, подобно ему, шаг в бессмертие. Потому и нарек народ своих богатырей матросовцами. Кто же они, эти люди бессмертного подвига?
   233 человека из них были русскими, 50 - украинцами, 13 - белорусами. Среди матросовцев - казахи, татары, киргизы, узбеки, армяне, эстонцы, грузины, азербайджанцы, буряты и представители других народов. 34 процента коммунисты и 62 процента - комсомольцы. Среди воинов, закрывших своей грудью вражескую амбразуру,- комсомолка Римма Шершнева, связная ЦК ЛКСМ Белоруссии, погибшая в 1942 году. Два воина-коммуниста, Кириченко и Кондратьев, совершили подвиг в возрасте 50 лет.
   В списке матросовцев - два подростка: Толя Комар пятнадцати лет и шестнадцатилетний Миша Белуш
   Только при защите Ленинграда 50 советских воинов легли на смертельный огонь вражеских пулеметов. Одиннадцать человек совершили этот подвиг в войне с милитаристской Японией - А. Буюклы, Н. Вилков, П. Ильичев, И. Баторов, В. Бульба, В. Колесник, Л. Кравченко, П. Овчинников, М. Патрашков, Г. Попов, А. Фирсов.
   Дорогой ценой мы заплатили за освобождение народов зарубежных стран от гитлеровских захватчиков. Наши общие потери вместе с ранеными и пропавшими без вести составили более 3 миллионов человек. Среди них 80 матросовцев. Ценой своей жизни оборвали огонь вражеских пулеметов: в Польше - 27 воинов, в Венгрии - 8, в Чехословакии - 6, в Югославии - 3, в Румынии - 6, в Германии - 25, в Китае и других странах - 14 воинов.
   В живых осталось только шесть матросовцев. Среди них русские А. А. Удодов, С. И. Кочнев, украинец В. П. Майборский, казах С. О. Оразалинов, еврей Т. X. Райз. Героические подвиги были и одиночными, и групповыми. Об этом тоже будет рассказано в книге.
   Созданию настоящей книги предшествовала многолетняя напряженная работа по поиску, изучению и обобщению различного рода материалов и документов. Большую помощь составителям оказали работники Центрального архива Министерства обороны СССР, тщательно выверившие по документам все, что касается героев- матросовцев.
   Помимо очерков, посвященных десяткам героев-матросовцев, в книге приведен их список. О нем особый разговор. Составители включили в него 341 фамилию.
   Многоразовая детальная сверка архивных материалов, изучение наградных листов, по которым были отмечены наградами герои или представлялись к награждению, запросы и полученные ответы, публикации в прессе подтвердили достоверность совершенного героического по- двига каждым.
   И все-таки детально заполнить все графы списков, отразить все необходимые данные оказалось делом нелегким и не всегда удавалось с этим справиться.
   Так, например, в документах ЦАМО имеется короткое свидетельство о подвиге рядового 84-й гвардейской стрелковой дивизии Мазуркевича, но там не указаны его имя и отчество, откуда он родом, его возраст. Сказано только, что комсомолец, белорус. Не описаны и обстоятельства подвига, точное место его совершения. Каких-либо других сведений пока получить не удалось. В книге А. П. Кузьмичева "Советская гвардия" (М., 1969. С. 254) тоже упоминается о Мазуркевиче, но лишь о том, что он повторил подвиг Александра Матросова".
   Архивные документы зафиксировали имя и отчество матросовца-рядового 218-го стрелкового полка 80-й стрелковой дивизии Гладкова - Александр Степанович и то, что он комсомолец, однако нет указаний на место и дату подвига, его обстоятельства. Известно лишь то, что он был совершен в январе 1943 года под Ленинградом.
   Место и дата подвига Г. И. Гоголадзе в документах из фонда 248-й стрелковой дивизии указано точно: 19 августа 1943 года в районе села Петрополье Матвеево-Курганского района Ростовской области, но инициалы матросовца не расшифрованы, нет указания на место, где он родился. Подобных и иных пробелов, к сожалению, немало.
   Потребуется длительная и кропотливая работа, чтобы их устранить или хотя бы восполнить.
   С известными трудностями столкнулись составители списка матросовцев и при включении в него партизан. Дело в том, что какого-либо постоянного делопроизводства, в силу специфических условий боевых действий в тылу врага, в партизанских отрядах не велось, отчеты о деятельности того или иного формирования составлялись уже после освобождения оккупированной территории, по памяти (а она, увы, сохраняет далеко на все), иногда погибшие воины-партизаны не были местными жителями, и товарищи зачастую точно не знали, откуда те родом, их возраст, не помнили всех обстоятельств подвига и когда он точно был совершен.
   К счастью, нам многое известно о юном герое Михаиле Белуше - подрывнике отряда "Октябрь", посмертно награжденном орденом Отечественной войны I степени, но о Викторе Новаке, совершившем подвиг 31 декабря 1943 года у подножия горы Яман-Таша в Крыму,- очень мало. Еще меньше - о Иване Ключареве, погибшем в июне 1942 года, и Степане Козлове - одном из первых матросовцев.
   Не исключена и такая возможность, что в архивных документах, публикациях иногда допущены какие-то неточности или ошибки. Пример этому - лишь сравнительно недавно исправленная ошибка в фамилии Героя Советского Союза Бурана Нсанбаева. Поэтому фамилии матросовцев, у которых отсутствуют какие-то данные или когда не известны достаточно точно обстоятельства подвига, составители пометили звездочкой в надежде, что читатели этой книги помогут внести уточнения, а может быть, и исправить невольно допущенные ошибки, дополнят матросовскую летопись.
   Все ли матросовцы вошли в список, приведенный в этой книге? Думается, что нет. До сих пор еще в истории Великой Отечественной войны есть "белые пятна" и более масштабного плана, чем бой небольшого подразделения у какого-то безымянного поселка или безымянной высоты, после которого уже некому было представить в вышесто- ящий штаб подробное боевое донесение, дать информацию в политический отдел, где сообщалось бы не только о ходе и исходе боя, но и о подвигах, совершенных в том бою воинами. А ведь они совершались ежедневно и многократно на всем протяжении огромного советско-германского фронта.
   Слова о том, что в сражениях Великой Отечественной советские воины проявляли массовый героизм - не красивая фраза. Она вписана в историю кровью солдат и матросов, кровью бойцов, закрывавших своим телом вражеские огневые точки, бросавшихся под фашистские танки со связками гранат в руках...
   В ходе боевых действий, особенно в первом периоде войны, многим частям, а то и соединениям приходилось попадать в окружения, с тяжелыми боями прорывать вражеское кольцо. Это требовало не только высочайшего мужества и отваги, но зачастую самопожертвования ради жизни десятков и сотен боевых побратимов. А ведь многим так и не удалось прорваться к своим. И они до конца выполнили свой долг советского воина и гражданина. Вспомним Брестскую крепость. Об ее героической обороне известно многое. Но все ли? И обо всех ли ее героях?
   Что мы знаем о героизме воинов 19-й и 20-й армий Западного фронта, 24-й и 32-й армий Резервного фронта, которым пришлось вести тяжелейшие бои в окружении западнее Вязьмы в октябре 1941 года? Очень мало. А ведь эти бои оказали огромное влияние на развитие событий - в районе Вязьмы застряли 28 немецких дивизий, которые не смогли продолжить наступление на Москву.
   Участники выхода из окружения в составе 29-й стрелковой дивизии П. Лунин, Н. Охапкин и П. Силантьев потом вспоминали: "Атаки наших войск следовали одна за другой. Особенно яростными были они 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея "катюш" капитана Флерова... Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Фашисты, видимо, считали, что раз наши части окружены и понесли значительные потери, то они уже неопасны, с ними покончено. И вдруг эти полки и батальоны нашли в себе силы и пошли вперед в восточном направлении. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения, технику.
   Сколько героев, среди которых, возможно, были и матросовцы, отдали свою жизнь, прорывая огненное кольцо... На них не составлялись наградные листы - полегли в атаках те, кому по служебному долгу это было положено, сожгли, закопали в землю боевые отчетные документы перед прорывом. И остались павшие воины лишь в памяти их немногих уцелевших товарищей. А время неумолимо стирало потом из нее имена, фамилии, даты, названия населенных пунктов, да и сами ветераны потом тоже уходили из жизни, унося с собой эту память.
   В ходе работы над книгой составителям не раз приходилось встречать упоминания о неизвестных им матросовцах. К сожалению, были они очень краткими - без указания хотя бы минимальных данных, которые могли бы помочь проверить достоверность совершенного подвига. Так, например, в одной из публикаций называется рядовой Петр Голов, комсомолец, павший в бою под Сталинградом в декабре 1942 года. Попытки выяснить, в какой части он воевал, получить какие- либо дополнительные сведения о нем пока не удались.
   В архивном документе назван рядовой Горосов, совершивший подвиг 17 сентября 1943 года на Северо-Западном фронте. Только фамилия (но правильно ли она указана?) и дата... Или рядовой Гусенков из 18-й армии - в краткой публикации сказано, что подвиг совершен на Северном Кавказе. Но так ли это? И он, и другие воины - Л. Гуськов, С. Иванов, К. Кривенков, Д. Орлов, проявив мужество и героизм в бою, могли погибнуть при иных обстоятельствах, что, конечно, ни в коей мере не уменьшает значения их подвига. Эти фамилии не вошли в список матросовцев, но работа над ним продолжается. И мы надеемся, что заинтересованная помощь читателей книги, всех тех, кто может внести посильную лепту в устранение "белых пятен" истории Великой Отечественной войны, даст возможность вписать новые строки в матросовскую летопись, устранить возможные ее недочеты. Подвиги матросовцев, кокоринцев, талалихинцев, гастелловцев нашли отклик в сердцах внуков героев Великой "Отечественной.
   В Центральном музее Вооруженных Сил СССР можно увидеть фотографию комсомольца рядового Валентина Аржанова. Какой же подвиг совершил он? Ведь ему не велось воевать.
    ...Это случилось во время дежурства Валентина на командном пункте. Разыгралась непогода. В горах неистовствовала буря, сопровождаемая сильной грозой. И тут поступил приказ: "Включить локатор, отыскать в заданном секторе самолет и выдать координаты на землю". Самолет в воздухе? В такую погоду? Аржанов включил рацию и, несмотря на сильнейшие помехи, умело настроил аппаратуру. Мастерства ему не занимать. За время службы он обнаружил и провел свыше тысячи целей. А сколько перехватов выполнили истребители благодаря его быстрым и точным данным!
   Но на этот раз от оператора потребовались не только высокое умение, но и предельная выдержка, мужество. Он знал, что рискует жизнью, работая в грозу. Мешали помехи, угрожающе трещали грозовые разряды. Но воин оставался на посту. Он отыскал самолет, сообщил данные о нем. Тут же команда поступила на борт самолета. Потом еще несколько раз летчику сообщались координаты, высчитанные рядовым Аржановым.
   Сразу после того как борт самолета принял очередное сообщение радиолокаторщика, Аржанову было приказано прервать работу. Но ведь там самолет, люди? Как же их оставить одних?
   И вдруг рядом со станцией ударила молния. Разряд огромной силы попал в сеть. В те минуты, когда самолет благополучно заходил на посадку, комсомольца Аржанова не стало...
   Подвиг героя ратных будней отмечен орденом Красной Звезды.
   Рядом с именем Валентина Аржанова можно поставить сотни и тысячи имен тех, кто, неся службу, совершает подвиги, проявляет смелость, стойкость, выдержку, дисциплину, мастерство.
   Матросовых рождает и наше время.
   Среди них мы видим людей под стать героям Великой Отечественной войны. Валентин Алексеевич Куляпин - капитан, заместитель командира эскадрильи истребителей - перехватчиков- ракетоносцев. Русский, коммунист. 18 июля 1981 года совершил воздушный таран военного четырехмоторного самолета - нарушителя государственной границы на реактивном сверхзвуковом истребителе.
   Невероятно, но после тарана он остался жив. Награжден орденом Красного Знамени.
   Это первый случай в истории мировой авиации, когда на реактивном истребителе был совершен воздушный таран и летчик уцелел.
   Первый воздушный таран военного четырехмоторного самолета-нарушителя на реактивном истребителе был совершен еще в начале 1973 года капитаном Геннадием Елисеевым (Бакинский округ ПВО). Но, к великому сожалению, летчик при таране погиб. Ему посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
   Коллективный подвиг совершили 28 бойцов- пожарных в первый час после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Эти ребята готовились к схватке с огнем, но никогда не думали, что для некоторых из них она будет последней.
   Особенно отличились тогда мастер спорта СССР старший сержант Василий Игнатенко, кандидат в мастера спорта лейтенант внутренней службы Виктор Николаевич Кибенок, перворазрядник лейтенант внутренней службы Владимир Павлович Правик, майор внутренней службы Леонид Петрович Телятников и многие другие.
   Василий Игнатенко один из первых поднялся на 70 метровую высоту крыши аварийного энергоблока АЭС и первым вступил в смертельную схватку с огнем. Он вынес к лестнице потерявших сознание товарищей - Н. Ващука и Н. Титенка. Помог выйти из зоны огня задыхавшемуся от дыма В. Тищуре.
   Ценой своей жизни герои отвели беду, спасли тысячи человеческих жизней и крупные материальные ценности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 Октября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно) лейтенанту внутренней службы Виктору Николаевичу Кибенку, лейтенанту внутренней службы Владимиру Павловичу Правику.
   Звание Героя Советского Союза присвоено и майору (ныне подполковнику) внутренней службы Леониду Петровичу Телятникову.
   Майор Телятников находился во время ЧП в очередном отпуске. Но случилась беда, и уже через несколько минут он был на месте аварии, возглавил всю операцию по тушению пожара...
   Прапорщик Анатолий Евдокимов и рядовой Серекпаев вступили в смертельную схватку с бандитами на захваченном ими самолете. Смертельно раненный прапорщик смог обезвредить бандитов и привести самолет в Хабаровск. Он посмертно награжден орденом Красного Знамени и навечно зачислен в списки воинской части. Рядовой комсомолец Серекпаев награжден орденом Красной Звезды. Особого уважения заслуживают наши воины, с честью и достоинством выполнившие свой интернациональный долг в Афганистане. Многие тысячи из них отмечены боевыми наградами Советского Союза и Республики Афганистан, а самым отважным и храбрым сержантам и офицерам присвоено звание Героя Советского Союза. Более тридцати советских воинов, когда они были окружены душманами и им предложено было сдаться в плен, подорвали себя гранатами вместе с врагами, вызывали огонь артбатарей на себя. Среди них Герои Советского Союза Николай Анатольевич Шорников - старший лейтенант, заместитель командира роты по политчасти Александр Григорьевич Мироненко - гвардии старший сержант, заместитель командира разведвзвода, Николаи Петрович Чепик - гвардии старший сержант, заместитель командира взвода и многие другие.
   Десятки комсомольцев - солдат и сержантов в Афганистане последовали примеру Аркадия Климашевского, который в 1942 году на Северном Кавказе в период наступательного боя закрыл своим телом комиссара полка от автоматной очереди фашиста.
   Вот так выполняли свой интернациональный долг комсомольцы и коммунисты восьмидесятых годов спустя десятки лет после окончания второй мировой войны.
   У нас никогда не было и не будет недостатка в Корчагиных и Матросовых. Их рождает само наше героическое время. И когда вы, дорогие читатели, будете знакомиться с книгой, ее героями, вспоминайте напутствие маршала Георгия Константиновича Жукова:
   ...Какими я хотел видеть вас, защитники Родины? Знающими и выносливыми. Армия сейчас оснащена сложнейшей техникой. Изучать ее гораздо труднее, чем в годы моей молодости. Тогда она была проще. Каждое время ставит перед воинами свои задачи. Новейшая техника по силам всесторонне подготовленным и хорошо образованным людям. Учитесь!
   Я призвал бы также нашу молодежь бережно относиться ко всему, что связано с Великой Отечественной войной. Очень нужно изучать военный опыт, собирать документы, создавать музеи и сооружать монументы, не забывать памятные даты и славные имена. Но особенно важно помнить: среди вас живут бывшие солдаты. Относитесь к ним бережно.
   Я много раз видел, как солдаты подымались в атаку. Это нелегко: подняться в рост, когда смертоносным металлом пронизан воздух. Но они подымались! А ведь многие из них едва узнали вкус жизни: 19- 20 лет - лучший возраст для человека - все впереди! А для них очень часто впереди был только немецкий блиндаж, извергающий пулеметный огонь.
   Конечно, они знали и радость победы в бою, боевую дружбу, взаимную выручку на поле боя, чувство удовлетворения от сознания, что выполняют священную миссию защиты Отечества
   Советский солдат вынес тогда тяжкие испытания. А сегодня старая рана заговорила, здоровье шалит. Бывший фронтовик не станет вам жаловаться - не та закваска характера. Будьте сами предупредительны. Не оскорбляя гордости, относитесь к ним чутко и уважительно. Это очень малая плата за все, что они сделали для вас в 1941-м, 42- м, 43-м, 44-м, 45-м годах".
   В заключении хотелось сказать, что исследованию подвига матросовцев, автор Александр Коваленко затратил более 30 лет, чтобы появилась в свет эта уникальная, правдивая, историческая книга. Ему помогали в сборе материалов, поддерживали исследователи, сотрудники ЦАМО СССР: Анатолий Гаврилович Янкевич, Василий Васильевич Тараканов, Николай Иванович Луцев и другие.
   Без всякого преувеличения, выше перечисленные следопыты-исследователи, совершили высочайший гражданский подвиг. Это они создали ПАМЯТНИК ПОДВИГУ ЛЕГЕНДАРНЫМ МАТРОСОВЦАМ. Выражаем всем следопытам глубокую благодарность от ветеранов, за тяжелый, кропотливый, бескорыстный труд во имя своей Родины.
   
   Герой Социалистического Труда главный маршал артиллерии
   В. Ф. ТОЛУБКО
   
   Герой Советского Союза генерал-полковник
   П. А. ГОРЧАКОВ
   
   
    
   
   
   
   
   


Источник: http://www.molodguard.ru/heroes28.htm



Клумбы из плетней своими руками фото



Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Клумбы из плетней своими руками

Похожие статьи: