Штендер цветы


Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы



Сергей Лапенков и Сергей Колотовкин

Третий год подряд в День Победы по улицам сотен городов России и зарубежья в составе праздничных парадов пройдут люди с фотографиями своих дедов и прадедов, участвовавших в Великой Отечественной войне - "Бессмертный полк", движение, призванное сохранить память об ушедших ветеранах.

О том, с чего все началось, как идея захватила умы людей по всей стране, о проблемах движения, как эволюционирует "полк" в интервью агентству "Интерфакс-Сибирь" рассказали председатель совета Межрегионального историко-патриотического движения "Бессмертный полк" Сергей Лапенков и сопредседатель совета Сергей Колотовкин.

- Расскажите, когда и с чего началась история "Бессмертного полка"? Каким вы его видели на первом этапе? С какими трудностями столкнулись?

Сергей Лапенков(С.Л.): Все началось в 2012 году. Наш товарищ Игорь Дмитриев в какой-то момент внутренним зрением увидел эту историю: человека с портретом, фотографией своего солдата. У меня дед воевал, у Сергея воевал, у Игоря воевал, их уже нет с нами, почти все ветераны ушли, и вместе с ними выхолащивается смысл 9 Мая. Без ветеранов будет что-то другое, еще немного и мы до этого момента дойдем. Надеюсь, что благодаря "Бессмертному полку" своеобразную "прививку" мы поставили.

Я помню 9 Мая, когда ветеранов было много, люди с наградами шли по улицам, в силах, здоровые, их было немало, и они придавали совершенно конкретный вид Дню Победы. Было понятно, чей это праздник, что за этим стоит, поэтому нашему с Сергеем поколению объяснять не надо, что за война была. Я рос, видя деда без ног, и вокруг было то же самое - не было семьи, где не было человека, который воевал. Это была живая память, которая находилась очень близко. Нам бы хотелось, чтобы эта память продолжала существовать, независимо ни от чего, ни от какой-либо конъюнктуры, передавалась детям, чтобы они отчасти чувствовали то, что чувствуем мы по отношению и к этому дню и тем людям, которые выиграли войну.

С нашей точки зрения "Бессмертный полк" - это история поколения, прошедшего через то невероятно страшное время. И это не только ветераны армии и флота, но и те, кто работал в тылу, в партизанских отрядах, подпольщики, блокадники, узники фашистских лагерей - все люди, которые с войной соприкоснулись, вынес эту войну на себе - для нас они все являются "Бессмертным полком". Как можно пробел заполнить? Наверное, только помнить про человека, и, понимая, что день 9 Мая от этой памяти неотделим, зримое его воплощение - это фотография в наших руках.

Сергей Колотовкин (С.К.): Мы никогда не продумывали, что нам надо на 9 Мая сделать какую-то гражданскую инициативу, акцию. Это шло сначала от нас самих. Мы думали, что в первый раз - в 2012 году - должны были выйти только мы втроем. Разумеется, так как мы работаем в СМИ, есть опыт организации мероприятий, решили предложить эту идею городу. Первый раз, когда мы пришли в мэрию, чтобы уведомить о нашей акции, мы сказали, что хотим сами выйти, встать в общую колону и предложить это жителям Томска, а там кто хочет - тот присоединится. Сразу последовал вопрос о том, сколько нас будет. Мы ответили, что понятия не имеем, мы не могли это представить. А дальше получилось то, что получилось. Когда пошли первые ролики по телевидению, мы поняли, что город всколыхнулся, люди начали заказывать штендеры. Когда мы увидели, что вышло не 200 человек, а около 8 тыс., что людям это было важно, когда мы увидели в их глазах, что их это трогает, мы решили предложить "Бессмертный полк" стране. Мы никого никогда не уговаривали, просто пошли к коллегам в других городах, ведь если такой человек встает во главе организации, то снимается вопрос информирования людей. У журналистов есть опыт организации, их знает власть. Дальше пошла цепная реакция: люди узнавали, слышали, и сейчас письма идут и идут.

Было два важных момента. Первый - это штендеры, на которых крепились фотографии. Сначала мы не понимали, кто это должен делать, где взять на них деньги. Первая мысль была, что если мы людей зовем, то надо раздать им штендеры, а если их где-то делать, то нужны спонсоры, а этого быть не может. Поэтому и сейчас работает правило "сделай сам".

С.Л.: Хрестоматийный пример - детская лопатка. Человек сделал фотографию ветерана, заламинировал и на лопатку приклеил. В школах так и делают, в небольших городах и поселках. На уроках труда ребятишки своими руками делают деревянные штендеры для "Бессмертного полка". Это лучше, чем делать табуретку или зубило, я уверен в этом. Нам стало понятно, что ситуация с любым спонсором - неоднозначная, ведь пришлось бы брать какие-то обязательства, тогда надо было еще объяснять, что такое "Бессмертный полк". Спонсоры спрашивали, зачем нам это надо и в чем состоит для них интерес. После этого стало понятно, что не только проще, но и правильней, если люди будут делать штендеры сами. Почему за моего деда должен кто-то платить? При этом нам надо было постараться, чтобы цена была низкой, ведь мы живем в стране не очень богатых людей, и для кого-то даже 300 рублей - это заметная часть бюджета, поэтому мы стали искать какие-то варианты.

С.К.: Выяснилось, что цена подъемная - по Томску это 200-300 рублей, в среднем по стране она такая же, и мы облегченно выдохнули. Ведь один из наших принципов - "Полк" в руки денег не берет", мы и другие города просим его придерживаться. Не нужны расчетные счета, а нужны люди, которые откликнутся.

Второй вопрос - устав, так как нам надо было как-то свою деятельность обозначить, где черным по белому было бы написано, что такое "Бессмертный полк", чтобы вопросов не возникало.

С.Л.: Устав появился в тот момент, когда начали появляться точки соприкосновения с окружающим миром, и стало понятно, что надо расставлять границы. Идея захватывала людей и не обязательно в хорошем смысле.

- Кто-то пытался нажиться на "Бессмертном полку", в том числе и в политическом плане?

С.Л.: Да, некоторые видели в этом определенный лифт. В этом году и в преддверии 70-летия Победы тема становится злободневной. Нам стали задавать вопросы, люди на нас выходят всякие с предложением "сделать федеральный проект". В этот момент мы решили, что нужно сделать границы, появился устав, где мы четко зафиксировали, как "Бессмертный полк" должен выглядеть: не политической, не государственной, не имиджевой, не коммерческой, а добровольной гражданской инициативой.

С.К.: На нем нельзя заработать пиара и дивидендов. Иной раз нам предлагают: "А давайте мы встанем своим предприятием, что такого будет, если у нас будут логотипы или наши ленточки?"

С.Л.: А у солдата, который идет в атаку, помимо погон и формы есть какие-нибудь ленточки, чтобы было понятно, кто в атаку идет?

С.К.: У "Бессмертного полка" появился еще один смысл - он объединяет людей. Мы это знаем и видим. В первый год в Томске в колоне "Бессмертного полка" шли представители трех разных политических партий, был замгубернатора со своим сыном - все были равны.

С.Л.: Всех людей мы не соединим все равно, но более объединительного мотива я не вижу. В той "мясорубке" войны нужно было победить или умереть, других вариантов не было. Поэтому память об этой войне должна делать людей лучше.

- Начиналось все с Томска в 2012 году. Какова география "Бессмертного полка" в 2014 году?

С.Л.: В 2013 году было порядка 120 населенных пунктов - больших и маленьких. На Украине это были Симферополь и Днепропетровск, и участвовали несколько городов на севере Казахстана. В этом году "Бессмертный полк" проходит в Киргизии, в Казахстане добавились Астана, Алма-Ата, Шымкент. Последний уникален тем, что там располагается один из немногих мемориалов, посвященных Победе, который был создан после распада СССР. Из Южно-Казахстанской области ушло на фронт очень много людей, порядка 140 тыс. имен на стеле мемориала в Шымкенте.

С.К.: Подключилась Белоруссия, город Брест. Там есть определенная специфика насчет любых массовых мероприятий, которые идут от народа, все это непросто. Но, тем не менее, там взялись за организацию, и, по словам местных организаторов, удалось "продавить" определенные решения.

С.Л.: Также участвовать будет Израиль. Там есть военно-исторические клубы, есть человек, занимающийся историей Красной Армии, по имени Натан Гринберг, бывший политрук Советской Армии. Он преподает в одном из местных колледжей и занимается со своими учениками военной реставрацией. Когда он узнал про "Бессмертный полк", то связался с нами и сказал о своем желании поучаствовать. В Израиле все будет проходить в двух-трех городах, включая Иерусалим. Сколько человек будет участвовать, мы не знаем, но очевидно, что Израиль - еще одна страна наряду с Россией, Белоруссией и Украиной, где тема войны не имеет никакого другого толкования, потому что народ Израиля был обречен на уничтожение. Для них Победа - это историческое событие, без которого, возможно, не существовало бы государства Израиль, не существовало бы еврейской нации. И еще там очень много ветеранов. Мы смотрели кадры с прошлого года, и там очень много бодрых ветеранов из-за качества медицины и отношения государства к старшему поколению. День Победы там - это праздник.

Всего в этом году "Бессмертный полк" пройдет в 400 населенных пунктах шести стран. Но запросы еще идут.

- Организацией на местах занимаются исключительно журналисты?

С.К.: Организаторами в разных городах выступают не только журналисты. "Бессмертный полк" в этом году начнется с самой восточной точки - Петропавловска-Камчатского, там организатором выступает казачий атаман. В Оше - это православный батюшка, там центром притяжения стала православная русская община. В Бресте организатором выступает комсомолец Петр. Он сразу сказал, что знает наш устав, и заверил, что "все будет правильно". Конечно, также организацией на местах занимаются поисковики, школьные педагоги, работники архивов, музеев, молодежных движений. Мы не работаем только с политическими партиями.

- Как обстоят дела у "Бессмертного полка" в Крыму?

С.Л.: История довольно занятная. В прошлом году, когда Симферополь был частью Украины, то местная администрация дала разрешение на проведение "Бессмертного полка" очень быстро. Как только администрация стала российской, то координатору, который туда пришел за разрешением, указали, что подача заявления на проведение массового мероприятия подается только гражданином РФ. При этом подавляющее большинство населения Крыма имеет украинские паспорта. Координатор вышел из администрации в шоке, поэтому мы, зарегистрировавшись, как юрлицо, направили в Симферополь необходимые документы. С этими документами координатору удалось "взять штурмом" администрацию.

- А в других городах сложности есть? Как вы их решаете?

С.Л.: Ситуации возникают разные. Например, в Кемерово второй год подряд не удается провести "Бессмертный полк" так, как его проводят в других городах. Там местная администрация не дает разрешение на участие в параде Победы без указания точного количества участников, объясняя это правилами безопасности. Я, закрыв глаза на здравый смысл, вижу в их отказе какую-то логику. Но с другой стороны как-то же решается этот вопрос в других городах, люди понимают, что формальная служебная обязанность - это одна история, а реальное положение вещей - это немножко другая, и как-то надо искать компромисс. В Кемерово не удается пока найти этот компромисс. Поэтому там сейчас найдена другая форма проведения - народные гуляния "Бессмертного полка" в городском саду, где находится памятная стела погибшим солдатам. Туда люди с портретами своих солдат понесут цветы.

В Волгодонске, несмотря на то, что координатор занимается патриотическими клубами, ему отказали в проведении, сославшись на террористическую угрозу. При этом в областном центе - в Ростове - "Бессмертный полк" проходит второй год. Скорее всего, это - лень, помноженная на какую-то "суперперестраховку". Для этих случаев у нас есть пакет документов с печатями. Но усилия не прошли даром, и в Волгодонске все-таки согласовали проведение "Бессмертного полка".

Кроме того, в прошлом году мы дважды встречались с полпредом президента в Сибирском федеральном округе Виктором Толоконским, который нашу идею очень близко воспринял, так как он является сыном фронтовика. Поэтому он очень правильно понял идею "Бессмертного полка", и результатом этих встреч стало письмо В.Толоконского к его коллегам в другие федеральные округа, где он рассказывает про "Бессмертный полк" и просит полпредов оказывать поддержку на местах. Это письмо мы используем в качестве самого тяжелого аргумента, там, где это надо. Других проблем, по большому счету, нет - наотрез никто не отказывает, но спустить все "на тормозах" могут.

- Какова следующая ветвь эволюции "Бессмертного полка"? Каким вы видите его в будущем?

С.К.: Мы хотим, чтобы "Бессмертный полк" стал народной традицией, чтобы 9 Мая люди видели через историю своей семьи, через историю своего фронтовика, знали о нем, знали, что это - его день. Чтобы люди понимали, что эта история не из учебника, случившаяся с кем-то. Мы хотим, чтобы в большинстве населенных пунктов "Бессмертный полк" прошел правильно, люди увидели это для себя. Иллюзий мы не строим. Даже если где-то что-то пойдет неправильно, то человек, видевший настоящий "Бессмертный полк" без политических символик, "поддержек" и спонсоров, сможет распознать подделку.


Источник: http://www.interfax-russia.ru/Siberia/exclusives.asp?id=493878



Штендер цветы фото



Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Штендер цветы

Похожие статьи: